Skip to Content

Психические расстройства в детском и подростковом возрасте: современные аспекты проблемы

ID: 2016-04-1212-A-6240
Оригинальная статья (свободная структура)
ГБОУ ВПО «Саратовский государственный медицинский университет им. В.И.Разумовского» Минздрава России Кафедра психиатрии, наркологии, психотерапии и клинической психологии

Резюме

Здоровье подрастающего поколения в значительной степени определяет будущее страны и генофонд нации. Данные многочисленных исследований показывают, что источник проблем со здоровьем взрослых надо искать в детстве. Состояние здоровья в ранний период жизни и социально-экономическое положение, в котором проживает ребенок, во взрослом возрасте оказывают существенное воздействие на его поведение, физическое и психическое здоровье. Более того, здоровье детей в России особенно важно, учитывая значительное сокращение населения страны. Вместе с тем, здоровье подрастающего поколения давно вызывает тревогу, поскольку подавляющее большинство детей является уже с детства нездоровыми (в настоящее время рождается больными или заболевает 40 % новорожденных, в то время как в 1990 г. этот показатель был равен 15 %), что обусловлено устойчивой тенденцией ухудшения здоровья женщин, ростом патологии беременности и родов (а также отчасти может быть связано с успехами медицины, обеспечивающими увеличение выживаемости недоношенных, «маловесных» и детей с тяжелой перинатальной патологией). Кроме того, на протяжении всего жизненного цикла ребенка происходит интенсивное падение потенциала его здоровья. При этом налицо стойкая тенденция ухудшения состояния здоровья детей-школьников. Растет число «школьных» болезней: отклонений в развитии костно-мышечной системы и зрения.

Ключевые слова

психические здоровье, дети, подростки.

Статья

В РФ около 20 % детей в возрасте до 16 лет проживают в условиях бедноты [5]. Доказано, что дети из бедных семей страдают психическими расстройствами в 3 раза чаще, чем дети из более благополучных [32].

            Дети матерей, испытывающих депрессии, более агрессивны, подвержены асоциальному поведению, имеют трудности общения со сверстниками, низкие способности к самоконтролю, плохо учатся, имеют высокий риск развития депрессии [31, 33].

            Психические расстройства, преимущественно большая депрессия выявлены у 80 % детей, матери которых страдают униполярной депрессией и  у 70 % детей матерей с биполярным расстройством [34].

В последние десятилетия наблюдается существенное падение потенциала здоровья ребенка на протяжении всего жизненного цикла. 40 % детей рождаются больными или заболевают в период новорожденности ( в 1990 г. этот показатель был равен 15 %).

По статистическим данным, доля детей, имеющих хорошее и очень хорошее здоровье в 16-летнем возрасте в России в 2004 г. составляла среди мальчиков 65 %, а среди девочек – 61 %, в то время как в Англии в 2002 г. эти показатели равнялись 93 % в обеих гендерных группах. Возможными причинами такой ситуации считается ухудшение здоровья женщин, а также успехи медицины, обеспечивающие выживаемость недоношенных, «маловесных» и детей с тяжелой перинатальной патологией [6, 7].

По прогнозу ВОЗ 2000 г. к 2020 г. депрессии выйдут на 2-ое место среди инвалидизирующих заболеваний и доля депрессий среди общей заболеваемости возрастет с 9 до 14 %.

По данным психоневрологических диспансеров и психиатрических больниц Саратовской области за 2014 год диагноз психического расстройства был впервые установлен 2227 детям в возрасте от 0 до 14 лет. При этом психические расстройства психотического уровня были выявлены у 88 детей (темп прироста относительно 2011 г. составляет 140,36 %), а непсихотические психические расстройства были диагностированы у 1789 детей (что на 0,17 % меньше, чем в предыдущем году). Заболеваемость умственной отсталостью за проанализированный период существенно не изменилась (темп прироста для всех форм УО в 2014 г. составил 8,07 %, а для дебильности – 6,43 %) (таб. №1).

15 апреля 2013 г. вступил в силу приказ Министерства здравоохранения РФ «О Порядке прохождения несовершеннолетними медицинских осмотров, в том числе при поступлении в образовательные учреждения и в период обучения в них», согласно которому к специалистам, осмотр которых обязателен в рамках профилактических, предварительных и периодических медицинских осмотров, отнесены врачи-психиатры для несовершеннолетних в возрасте 12 мес., 3, 7, 10, 14, 15, 16 и 17 лет. В этой связи еще более актуальной представляется разработка четко структурированных методов диагностического скрининга психопатологических состояний в детском возрасте [26].

Нужно отметить, что в последние годы нейропсихологические нарушения без органического поражения ЦНС выявляются у 30 – 56 % здоровых школьников. Это связано в первую очередь с высокими психоэмоциональными и интеллектуальными нагрузками при ограниченных адаптационно-компенсаторных возможностях организма ребенка.

Психофизиологические особенности детей дошкольного и школьного возраста на фоне астении в зимний и весенний период обучения и высоких психических нагрузок часто приводят к неусидчивости, вегетативным расстройствам (головная боль, головокружение, потливость и т.д.), нарушению восприятия предъявляемого материала, что затрудняет усвоение школьных знаний.

Спектр нарушений психического развития у детей достаточно широк и включает помимо задержек психического развития умственную отсталость и аутистические расстройства [26, 27].

Главными клиническими признаками задержек психического развития, предложенными М.Ш. Вроно в 1983 г., являются [4]:

- запаздывание развития основных психофизических функций (моторики, речи, социального поведения);

- эмоциональная незрелость; неравномерность развития отдельных психических функций;

- функциональный, обратимый характер нарушений.

Замедление созревания психических функций может варьировать от легкой степени до выраженной. При легкой степени задержки психического развития становление возрастных навыков запаздывает в пределах одного возрастного периода; при средней - становление возрастных двигательных и речевых навыков, эмоциональных реакций, ручных умений, коммуникативных взаимодействий и других нервно-психических функций задерживается более чем на один возрастной период; при тяжелой - отставание в приобретении возрастных навыков превышает два возрастных периода.

Распространенность ЗПР как самостоятельной группы состояний составляет от 1%-2 % до 8–10 % в общей структуре психических заболеваний [13, 27], однако в качестве синдрома задержки психического развития встречаются значительно чаще.

Как отмечает В.А. Чвякин [28] с соавт., пик выявляемости ЗПР приходится на начало обучения ребенка в подготовительной группе детского сада или в школе. По данным Т.А. Власовой [2], среди детей подготовительных групп детских садов распространенность ЗПР составляет 5 %, а в младшем школьном возрасте – 4 - 8 %.

О ЗПР можно говорить до младшего школьного возраста. Сохраняющиеся признаки недоразвития психических функций в более старшем возрасте свидетельствуют об умственной отсталости (УО), представляющей собой группу различных наследственных, врождённых или рано приобретённых состояний общего психического недоразвития [5].

Умственная отсталость представляет собой группу различных наследственных, врожденных или рано приобретенных состояний общего психического недоразвития. Согласно МКБ-10, умственная отсталость — состояние задержанного или неполного развития психики, которое в первую очередь характеризуется нарушением способностей, проявляющихся в период созревания и обеспечивающих общий уровень интеллектуальности, т. е. когнитивных, речевых, моторных и социальных способностей.

По МКБ-10, выделяют умственную отсталость легкой степени (F 70), умеренную умственную отсталость (F 71), тяжелую умственную отсталость (F 72), глубокую умственную отсталость (F 73) [30].

В настоящее время использование этой классификации рекомендовано при постановке официального диагноза и при принятии решения о типе (форме) обучения ребенка, о предоставлении ему инвалидности и решении многих других вопросов.

Для легкой степени умственной отсталости характерна относительно хорошая механическая память. Во многих случаях эти дети способны приобрести значительный запас сведений и элементарные навыки чтения, письма и счета. Иногда хорошая механическая память и относительно богатая по запасу слов речь могут маскировать слабость мыслительной деятельности и неспособность к образованию абстрактных понятий. Такие дети могут овладевать многими профессиями, не требующих квалификации.

Еще В.В. Ковалев [8] указывал на то, что показатели распространенности умственной отсталости среди детского населения особенно зависят от диагностической системы, возраста ребенка и источника получения помощи. Его точка зрения подтверждалась исследованиями других авторов.

По статистическим данным распространенность умственной отсталости в экономически развитых странах (Япония, США, Франция, Германия, Италия и др.) составляет 3 %; в экономически неразвитых странах (Латинская Америка, азиатские страны и пр.) - 15 %; в СССР в 60–70-е гг. - от 11,1 % до 31,1 % населения (Исаев Д.И., 2003); в России 90-е гг. - 0,13 % [29].

Помимо ЗПР и умственной отсталости к нарушениям психического развития относится ранний детский аутизм (РДА) - расстройство, возникающее вследствие нарушения развития головного мозга и характеризующееся выраженным и всесторонним дефицитом социального взаимодействия и общения, а также ограниченными интересами и повторяющимися действиями [24].

Точная этиология аутизма во многом остается неизвестной, однако, многочисленные международные исследования указывают на генетические, неврологические, иммунологические и экологические факторы в развитии данной категории расстройств [16 – 22].

Основными признаками аутизма являются выраженная недостаточность стремления к контактам с окружающими, отгороженность от внешнего мира, слабость эмоциональных реакций к близким, вплоть до полного безразличия к ним, а также недостаточная реакция на слуховые и зрительные раздражители, придающие детям внешнее сходство со слепыми и глухими.

Диагностическая триада РДА:

- Недостаток социального взаимодействия;

- Недостаток взаимной коммуникации (вербальной и невербальной);

- Недоразвитие воображения, которое проявляется в ограниченном репертуаре поведения.

Выделяют также процессуальный детский аутизм (по МКБ-10 атипичный аутизм) - это ранняя детская шизофрения, инфантильный психоз или атипичный детский психоз [1, 3, 10, 12].

Для детского аутизма характерно начало процесса в возрасте от 0 до 3 лет. Начало заболевание аутохтонное, с падения активности, нарастания индифферентности и угасание реакции на родных и сверстников. Большую часть времени дети проводят в бездействии, устремив безразличный взгляд в пустоту. Им легче удерживать внимание на длительно не сменяющихся событиях. Наблюдается постепенное сужение круга деятельности страдающих аутизмом детей. Игры приобретают характер стереотипии. Позднее выявляются примитивные движения: потряхивания кистями рук, подпрыгивания, кружения, покачивания. Отмечается причудливость и вычурность движений. Моторное возбуждение сопровождается в разной степени выраженным негативизмом. Речь упрощается, фразы укорачиваются. Личные местоимения заменяются местоимениями во втором и третьем лице.

По статистическим данным, в США с 1996 по 2007 гг. резко возросло число случаев аутизма на 1 000 детей. До настоящего времени остается неясным, обусловлен ли такой рост истинной заболеваемостью или какими-либо другими факторами [37].

В России по официальным статистическим данным НЦПЗ РАМН на 1999 г. частота встречаемости аутизма составляла до 26 случаев на 10 000 человек (1/385) [1, 23].

Обсессивно-компульсивные расстройства представляют собой еще одну группу психических нарушений, довольно часто встречающихся в детском и подростковом возрасте, и включают навязчивые состояния (обсессии) и навязчивые действия (компульсии).

Примерами обсессий (навязчивых состояний) могут служить неприятные мысли о насилии, заражении, числах. Навязчивые размышления – «пережевывание» (непрерывные раздумья), сомнения и обсессивная медлительность. Реже встречаются навязчивые вычисления, произнесение запретных слов, попытка объяснения общеизвестных фактов путем постановки вечных вопросов. Наиболее часто (в 43% случаев) навязчивые состояния связаны с мыслями о заражении.

В качестве примеров компульсивных расстройств можно привести частое мытье рук, постоянную уборку / очистку, постоянную проверку, другое расположение предметов, вычисления, повторение слов про себя. Чаще всего компульсивные расстройства выражается в мытье рук (85 % наблюдений) [36].

Говоря об особенностях обсессивно-компульсивных расстройств у детей нужно отметить, что дети младшего и среднего возраста менее склонны рассказывать об обсессивных проявлениях. Уровень развития когнитивных функций у 5-летнего ребенка делает более трудным наблюдение и описание его мыслей. Дети стремятся утаивать от родителей и врачей те проявления, которые могут быть расценены как обсессивный синдром. Часто демонстрируют различные стереотипы, которые напоминают компульсивные нарушения, и вовлекают членов семьи в реализацию их обсессивно-компульсивных симптомов (таб. №2).

В отношении наркологических расстройств у подростков нужно отметить, что возраст приобщения к ПАВ катастрофически смещается в сторону 11-12 лет [25]. Наиболее массовое приобщение происходит в 13-14-летнем возрасте, причем девочки не только не отстают от мальчиков, но и с 13-14 лет опережают их по числу приобщающихся, например, к алкоголю и употребляющих его.

Для подросткового возраста характерными считаются атипичные формы опьянения. Первые в жизни опьянения нередко сопряжены с неприятными ощущениями и выраженными вегетативными реакциями (чувство дискомфорта, головная боль, тошнота, рвота). Выраженная эйфория, свойственная обычному (простому) опьянению у взрослых, возникает у подростков лишь при повторном употреблении.

Атипичное депрессивное опьянение выражается жалобными причитаниями, плачем, самобичеванием, часто подростки не могут объяснить причину своего отчаяния. Подобные состояния опасны суицидальными попытками, которые могут быть серьезными и неожиданными для окружающих [9, 11].

К признакам высокого риска формирования раннего алкоголизма относятся:

- алкоголизм отца, развившийся до рождения ребенка

- алкоголизм матери, особенно для дочерей

- конституциональная психопатия эпилептоидного типа

- атипичные реакции на первые опьяняющие дозы алкоголя

- резидуальное органическое поражение головного мозга

- злоупотребление ингалянтами

- предпочтение крепких напиткам слабым

Особое внимание хотелось бы обратить на проблему так называемых «дизайнерских» наркотиков. Курительные смеси - общее название ароматизированных травяных смесей, вызывающих психоактивные эффекты при курении. Активным веществом являются синтетические каннабиноиды (JWH-018, HU-210, CP 47,497 и др. дизайнерские соединения). В России подобные смеси известны как «Курительные миксы», «Арома миксы», «Спайс» [15].

При частом употреблении «Спайсов» появляются галлюцинации, тревога, рвота, чувство панического страха. В отличие от растительных препаратов, действие курительных миксов на человеческий организм в 10 раз сильнее. Практически сразу после их принятия возникают мощнейшие галлюцинации, которые могут привести к трагическим последствиям, например, возникнет желание броситься под колеса автомобиля или выпрыгнуть из окна [14].

Еще одним вариантом «дизайнерских» наркотиков являются так называемые «соли для ванн». Это эвфемизм, обозначение группы «дизайнерских» наркотиков, как правило содержащих замещенные катиноны, оказывающие эффекты, сходные с амфетамином и кокаином. Эти средства получили свое название из-за внешнего сходства (белые кристаллы) с легальными продуктами, такими как английская соль и др., однако химически не имеют ничего общего с настоящими солями для ванн. Упаковки с «солями для ванн» часто маркируются надписью «Не для употребления человеком».

«Соли для ванн» как правило употребляются перорально и интраназально, однако также могут быть употреблены путем курения, внутривенными и внутримышечными инъекциями.

Внешние симптомы передозировки «солей для ванн» схожи с симптомами передозировки психостимуляторов и включают расширенные зрачки, непроизвольные мышечные движения, учащенное сердцебиение и высокое кровяное давление [8].

Эти соединения не выявляются в организме в ходе стандартных анализов мочи и могут быть обнаружены в ходе анализов волос и мочи с использованием газовой хроматографии [25, 35].

В заключение хотелось бы предложить некоторые возможные пути решения проблем, существующих в отношении психического здоровья детей и подростков. Значительно улучшить неблагоприятную обстановку в сфере психического здоровья несовершеннолетних может внутриведомственное взаимодействие психиатров с врачами других специальностей (например, с неонатологами, неврологами) для организации профилактики внутриутробных, перинатальных травм, а также предупреждения неблагоприятной динамики органических поражений в детском возрасте.

Немаловажное значение имеют взаимодействие с федеральными научно-исследовательскими институтами и центрами по организационно-методическим вопросам оказания психиатрической помощи детско-подростковому населению и выполнение научно-практических, диссертационных исследований по вопросам организации, лечебно-профилактической помощи, диагностики и тактики ведения несовершеннолетних пациентов с психическими нарушениями и девиантными формами поведения.

Представляется необходимым назначение эффективных и максимально безопасных психофармакотерапевтических средств, разрешенных к применению в детском и подростковом возрасте, внедрение современных психологических, психотерапевтических, реабилитационных методов работы с детьми и подростками, имеющими психические и поведенческие расстройства, а также осуществление поддерживающей помощи родителям или лицам их заменяющим в семьях, имеющих психически больного ребенка.

Крайне важным представляется международное сотрудничество в области охраны психического здоровья детей и смежным медико-социальным проблемам (опыт учреждений Москвы, Санкт-Петербурга, Томска, Челябинска, Екатеринбурга и некоторых др. городов).

Должное внимание должно быть уделено обновлению инструментально-диагностической базы в амбулаторном и стационарном звене, а также приобретению и внедрению необходимого современного инвентаря, в том числе игр, мягких игрушек и развивающих игровых методик.

Литература

1.      Башина В.М. Аутизм в детстве. - М.: Медицина. - 1999. – 238 с.

2.      Власова Т.А., Лебединская К.С. Актуальные проблемы клинического изучения ЗПР у детей // Дефектология. - 1975. - № 6. – С. 8-17.

3.      Вроно М.Ш., Башина В.М. Ранний детский аутизм: вопросы теории и практики: VIII Всесоюзный съезд невропатологов, психиатров и наркологов. – М., 1988. – Т.2. – С. 183-186.

4.      Емелина Д.А., Макаров И.В. Задержки темпа психического развития у детей (обзор литературных данных) // Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В.м.Бехтерева. – 2011. - №3. – С. 3-11.

5.      Исаев Д.Н. Умственная отсталость у детей и подростков: руководство для врачей. - СПб: Речь, 2003. - 391 с.

6.      Кислицина О.А. Социально-экономические факторы риска психических расстройств подростков // СОЦИС. – 2009а. – № 8. – С. 92-99.

7.      Кислицына О. А. Факторы здоровья детей младшего и среднего школьного возраста [Электронный ресурс] // Системы здравоохранения : время перемен. – 2009b. - № 9. – URL: http://vestnik.mednet.ru/content/view/106/30/.

8.      Ковалев В.В. Семиотика и диагностика психических заболеваний у детей и подростков / В.В. Ковалев. - М. – 1985. – 285 с.

9.      Личко А.Е., Битенский В.С. Подростковая наркология. – Л.; Медицина, 1991. – 302 с.

10.  Расстройства аутистического спектра у детей: научно-практическое руководство / Под ред. Н.В. Симашковой. – М.: Авторская академия, 2013. – 264 с.

11.  Сидоров П.И., Митюхляев А.В. Ранний алкоголизм. – Архангельск: Изд-во АГМА, 1999. – 306 с.

12.  Симашкова Н.В. Атипичный аутизм в детском возрасте: дисс. … докт. мед. наук / ГУ «Научный центр психического здоровья РАМН». - Москва, 2006.

13.  Скоромец А.П., Крюкова И.А., Семичова И.Л., Шумилина М.В., Фомина Т.В. Задержки психического развития у детей и принципы их коррекции // Лечащий врач. - 2011. - № 5/11 [Электронный ресурс] URL: http://www.lvrach.ru/2011/05/15435193/.

14.  Софронов Г.А., Головко А.И., Баринов В.А., Башарин В.А., Бонитенко Е.Ю., Иванов М.Б. Синтетические каннабиноиды. Состояние проблемы // Наркология. – 2012. — № 10. – С. 97-110.

15.  Степущенко О.А., Фицев И.М., Блохин В.К., Мухаметзянов А.Х., Фомин А.А., Завгороднев А.А. Дизайнерские наркотики и проблема их отнесения к аналогам наркотических средств // Адвокатская практика. - 2011. - № 1. – С. 11-13.

16.  Филиппова Н.В., Барыльник Ю.Б. Структурные и функциональные нарушения мозга при расстройствах аутистического спектра (результаты зарубежных исследований последних десятилетий) // Вестник неврологии, психиатрии и нейрохирургии. - 2013. - №9. - С. 11-16.

17.  Филиппова Н.В., Барыльник Ю.Б. Нейрохимические аспекты этиопататегенеза расстройств аутистического спектра // Сибирский медицинский журнал. – 2013. - №8. – С. 11 – 15.

18.  Филиппова Н.В., Барыльник Ю.Б. Нейропатологические и иммунологические аспекты развития расстройств аутистического спектра // Бюллетень медицинских Интернет- конференций. – 2013. – Т. 3. – Вып 11. – С. 1198 – 1202.

19.  Филиппова Н.В., Барыльник Ю.Б. Нейроиммунология расстройств аутистического спектра: современный взгляд на проблему // Вестник неврологии, психиатрии и нейрохирургии. - 2014. - №1. - С. 27-33.

20.  Филиппова Н.В., Барыльник Ю.Б. Генетические факторы в этиопатогенезе расстройств аутистического спектра // Социальная и клиническая психиатрия. – 2014. – Т.24. – вып.1. – С. 96-100.

21.  Филиппова Н.В., Барыльник Ю.Б. Ртутьсодержащие препараты в этиопатогенезе расстройств аутистического спектра // Вестник неврологии, психиатрии и нейрохирургии. - 2014. - №4. - С. 10-17.

22.  Филиппова Н.В., Барыльник Ю.Б. Мозговой нейротрофический фактор: патогенетическая связь с расстройствами аутистического спектра // Психиатрия и психофармакотерапия. - №1. – Т. 16. – 2014. – С. 62 – 66.

23.  Филиппова Н.В., Барыльник Ю.Б. Эпидемиология аутизма: современный взгляд на проблему // Социальная и клиническая психиатрия. – 2014. – Т.24. – №3. – С. 96-101.

24.  Филиппова Н.В., Барыльник Ю.Б. Современные представления о раннем детском аутизме // Психическое здоровье. – 2014. – №10. – С.70-73.

25.  Филиппова Н.В., Барыльник Ю.Б., Деева М.А., Собакина О.Ю.Распространенность современных психоактивных веществ и последствия их употребления // Наркология. - 2015. – № 8. - С.86-90.

26.  Филиппова Н.В., Барыльник Ю.Б., Исмайлова А.С. Современный взгляд на задержку психического развития // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2015. - №10 (2). – С. 256-262.

27.  Филиппова Н.В., Барыльник Ю.Б., Бачило Е.В., Исмайлова А.С. Эпидемиология нарушений психического развития в детском возрасте // Российский психиатрический журнал. – 2015. - №6. – С. 45-51.

28.  Чвякин В.А., Киселева Н.С. Психология детей с задержкой  психического развития: Учебно-методическое пособие. - М.: МРСЭИ, 2014. - 92 с.

29.  Чуркин А.А. Психическое здоровье населения России в 1985–1995 гг. // Российский психиатрический журнал. - 1997. - № 1. – С.53–58.

30.  Чуркин А.А., Мартюшов А.Н. Практическое руководство по применению МКБ-10 в психиатрии и наркологии. М.: Изд-во ГНЦ СиСП им. В.П. Сербского, 2004. – 140 с.

31.  Cumming E.M., Davies P.T. Maternal depression and child development // J. Child Psychol. Psychiat. – 1994. – Vol. 15. – № 1. – P. 75-112.

32.  Department of Health. Saving Lives: Our Healthier Nation. – London: Stationery Office, 1999.

33.  Downey G., Coyne J.C. Children of depressed parents: An integrative review // Psychol. Bull. – 1990. – 108. – P. 50-76.

34.  Gordon D., Burge D., Hammen C., Adrian C., Jaenicke C., Hiroto D. Observation of interactions of depressed women with the child // Am. J. Psychiatry. – 1989. – 146. – P. 50-55.

35.  Rosenbaum Ch.D., Carreiro S.P., Babu K.M. Here today, gone tomorrow… and back again? A review of herbal marijuana alternatives (K2, Spice), synthetic cathinones (Bath salts) kratom, Salvia divinorum, methoxetamine, and piperazines // J. Med. Toxicol. – 2012. – № 8. – Р. 15-32.

36.  Tallis F. Compulsive washing in the absence of phobic and illness an[iety // Behaviour Researche and Therapy. – 1996. – 34. – P. 361-362.

37.  Wing L., Potter D. The epidemiology of autistic spectrum disorders: is the prevalence rising? // Ment. Retard. Dev. Disabil. Res. Rev. – 2002. – 8 (3). – P. 151–161.

Таблицы

Таблица №1

Впервые в жизни зарегистрированные психические расстройства у детей в возрасте от 0 до 14 лет включительно, проживающих на территории Саратовской области

 

2011

2012

2013

2014

абс.

на 100 т. н.

абс.

на 100 т.н.

абс..

на 100 т.н.

абс.

на 100 т. н.

ВСЕГО

2114

595,7

2006

560,0

2453

671,6

2227

599,9

В том числе психозы

35

9,9

61

17,0

55

15,1

88

23,7

Из них шизофрения

9

2,5

19

5,3

25

6,8

36

9,7

Психические расстройства непсихотического характера

1763

482,7

1581

425,9

2051

561,6

1789

481,9

Олигофрения

322

86,7

367

102,5

353

96,7

348

93,7

В том числе дебильность

263

70,8

309

86,3

294

80,5

280

75,4

Таблица №2

Признаки обсессивно-компульсивных расстройств

Облигатные признаки

Факультативные признаки

непроизвольность возникновения;

непреодолимый характер;

чуждость сознанию;

наличие критического отношения

борьба с навязчивостями;

постоянство фабулы болезненных переживаний;

рецидивирование с актуализацией в относительно специфичных ситуациях

0
Ваша оценка: Нет



Оптимальный хостинг для Drupal, Wordpress, Joomla, Битрикс и других CMS, быстрые и надежные сервера, круглосуточная техподдержка Яндекс.Метрика