Skip to Content

Из истории борьбы с эпидемиями малярии в Поволжье в конце ХIХ‒ начало ХХ веков

ID: 2016-11-28-R-10158
Обзор
ФГБОУ ВО Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовского Минздрава России

Резюме

нет

Ключевые слова

малярия, Поволжье

Обзор

Во второй половине XIX‒ начале XX столетий уровень оказания медицинской помощи населению Российской империи по сравнению с европейскими государствами был значительно ниже, что способствовало развитию эпидемий, сопровождавшихся высокой летальностью, приводившей к уменьшению продолжительности жизни и, как следствие, ухудшению экономического развития государства [1].

Во второй половине XIX‒ начале XX столетий уровень оказания медицинской помощи населению Российской империи по сравнению с европейскими государствами был значительно ниже, что способствовало развитию эпидемий, сопровождавшихся высокой летальностью, приводившей уменьшению продолжительности жизни и, как следствие, ухудшению экономического развития государства [1].

 Наиболее частыми эпидемиями в России являлись чума, холера, дифтерия, сыпной тиф, уносившие многие десятки тысяч жизней как детского, так и взрослого населения. В земский период врачи и медицинская общественность много внимания уделяли вопросам организации профилактики и мерам борьбы с инфекционными заболеваниями, которые обсуждались не только в правительственных кругах, но и на губернских съездах  врачей. Следует отметить, что среди выше перечисленных инфекционных болезней, врачами и медицинской общественностью недостаточно внимания уделялось мерам борьбы и профилактики малярии, которая являлась одним из самых распространенных эндемических заболеваний, практически на всей европейской и азиатской территорий России. О малярии, как об инфекционном заболевании, впервые упоминается еще в древнеславянских рукописях, где оно описывается  под названиями, отражающими его характерные клинические проявления лихорадки – «огнея», «трясуха», «знобуха», «лихоманка» и др.[2].

 Ежегодно в России во второй половине ХIХ века регистрировалось по полным статистическим данным до  3,5 млн. случаев малярии. Так, в работе И.А. Добрейцера «Малярия в СССР» (1924) указывается, что больные малярией составляла почти половину всех  заболевших инфекционными болезнями в стране [3]. Несмотря на общераспространенное мнение, что малярия – это болезнь жарких стран, даже  в северных губерниях России регистрировались вспышки малярии. Наиболее часто от малярии страдало население Поволжья и Кавказа (соответственно 400 и 800 случаев на 10 000 жителей). По  недостаточно полным данным проведенного эпидемиологического обследования лишь только в 1914 г. установлено, что  8% всего населения Поволжских губерний переболело малярией.  В некоторых уездах Саратовской и Астраханской губерний в отдельные годы число заболевших достигало до 56% населения.

Учитывая особенности географического расположения и климатических условий, из всех Поволжских губерний, население Астраханской губернии страдало от малярии наиболее сильно. Среди всех амбулаторных пациентов, обратившихся за медицинской помощью, более 50% из них болели малярией. Каждый четвертый больной, находившийся на  стационарном лечении, страдал от малярии [4].

Астраханская губерния, оставаясь до начала ХХ века не земской, не имела достаточно полного статистического материала об уровне заболеваемости населения инфекционными заболеваниями, и в том числе малярией. О явно заниженном уровне заболеваемости малярией в отдельных регионах страны указывают сведения, представленные за 1898-1900 гг. в «Трудах комиссии по изучению малярии в России» [5].

Земский врач Н.Е. Кушев в своем докладе «К вопросу о малярии в Саратовской губернии и мерах борьбы с ней» на VIII съезде земских врачей Саратовской губернии (1903) приводит следующие данные о распространенности  малярии в Саратовской губернии: наиболее неблагополучными являлись южные уезды – Царицынский и Камышинский. Всего по губернии за исключением Балашовского уезда заболевших малярией  зарегистрировано 86 776, что составило 9,4% от общего числа больных [6] .

Статистические отчеты, составленные доктором Н.Е. Кушевым за период с 1896-1916 гг. в земских губерниях Поволжья о заболеваемости малярией свидетельствуют, что количество больных на 10000 населения в среднем составляло: в Саратовской губернии ‒ 588,  Самарской  ‒ 573; Казанской – 385 и Астраханской – 342. Однако, в более ранних  отчетах Медицинского Департамента МВД России (1887-1892 гг.) приводятся следующие данные о заболеваемости малярией на 10 000 населения: в Астраханской губернии ‒ 16,19, Самарской – 13,35, Саратовской ‒ 8,95 и Казанской ‒ 8,49 [7].

Большой вклад по изучению распространенности малярии в Саратовской губернии на рубеже 19 ‒ 20 столетий внес уездный земский врач В.Д. Ченыкаев, который в 1893 г. в статье «К характеристике весенней амбулатории», опубликованной в журнале «Саратовский санитарный обзор», приводит цифры амбулаторных больных не только Балашовского уезда, но и всей Саратовской губернии. В ней он обращает особое внимание, что заболеваемость малярией увеличивается вдвое весной и принимает пандемический характер, при этом болезнь наблюдается в злокачественных тяжелых формах, увеличивая почти на ⅓ годовую смертность населения.

Спустя несколько лет В.Д. Ченыкаев вновь возвращается к вопросу о заболеваемости малярией в Саратовской губернии и публикует в статью «Уездная земская медицина», в которой знакомит с распространением болезни по данным амбулаторий за 1900 г.

Согласно статистическим данным, во всех семи уездах губернии было зарегистрировано 110 061 больной малярией, составлявших 12% ко всем амбулаторным больным (61 человек на 1000 населения). По уездам в 1900 г. малярия распределялась неравномерно, причем выделялись два уезда – Камышинский, где малярия наблюдалась у 16% среди амбулаторных больных  и Балашовский до 13% (86 человек на 1000 населения) [8].

Несмотря на широкое повсеместное распространение этого заболевания в России, и открытия французским паразитологом Ш.Л.А. Лавераном (1880) возбудителя болезни, городские и земские врачи практически не использовали в своей работе микроскопическое исследование с целью подтверждения диагноза, ограничиваясь описанием клинических симптомов и проведением лечения хинином.

В конце XIX века никаких действенных мер общегосударственного характера для борьбы с малярией не проводилось. Благодаря неутомимому энтузиазму медицинской общественности и творческому поиску отечественных исследователей лишь в начале ХХ века наметился очевидный прорыв в борьбе с этим бедствием. Уже в 1902 г., при правлении Общества русских врачей в память Н. И. Пирогова в Москве организуется «Постоянная комиссия по изучению малярии в России».  Ее председателем был выбран известный  микробиолог Г. Н. Габричевский. По его инициативе все статистические данные по малярии, собранные земскими и городскими врачами, представлялись во вновь организованную комиссию,  где материалы обрабатывались, благодаря чему, впервые в России, появились достоверные статистические сведения по распространению заболевания в России. Наряду с этим, члены комиссии в своей деятельности широко использовали накопленный опыт по профилактике и лечению малярии итальянских коллег. Широкомасштабная и планомерная деятельность комиссии уже в течение первого года работы привлекла внимание провинциальных врачей в борьбе с эндемическим заболеванием. Так, астраханские врачи на 1-ом губернском съезде врачей, проходившем в 1903 г., приняли решение  обратиться в Правление Пироговского общества с просьбой прислать комиссию в Астраханскую губернию для изучения этиологии малярии и принятия против нее профилактических мер.

 Член комиссии доктор В.В. Фавр, изучая материалы статистических отчетов (1902), приходит к заключению, что число болеющих малярией в России нужно считать не менее пяти миллионов случаев в год; она занимает первое место среди всех болезней русского народа. Наиболее пораженными малярией губерниями в Европейской России были: Астраханская, Пензенская, Самарская, Саратовская, Симбирская, Казанская и Оренбургская [9].

В связи широким распространением малярии во многих регионах страны, комиссия в 1910-1911 гг. организует несколько научно-практических экспедиций в неблагополучные местности для разработки комплекса профилактических мероприятий: на Кавказ, Воронежскую губернию и Поволжье [10].  Результаты работы экспедиций по организации борьбы с малярией были представлены на Дрезденской гигиенической выставке, где удостоились почетного диплома.

 Несмотря на  проведение хинизации всего населения в очагах малярии (назначение хинина всем проживающим в очаге инфекции) и использование методов механической защиты от комаров (сетки, маски) не приводили к желаемому результату по снижению уровня заболеваемости. Поэтому врачи огромное значение в борьбе с малярией отводили санитарно-просветительской работе среди  местного населения. Это, прежде всего, публичные чтения, проведение бесед, выдача листовок и брошюр, в которых освещены вопросы этиологии, эпидемиологии, путей передачи, профилактики и лечения малярии. Большим подспорьем в организации санитарного просвещения стало кино.  Первый фильм «Борьба с малярией» вышел на экраны страны в 1913 г., где очень наглядно и доходчиво были представлены гигиенические знания о болезни для широких масс населения [7].

 Начавшаяся в 1914 г. первая мировая, а за ней и гражданская война, нарушили планомерную работу комиссии по борьбе с малярией, что моментально  сказалось на колоссальном росте заболеваемости малярией среди военнослужащих  и гражданских лиц. Если среди военнослужащих проводился хоть какой-то статистический анализ о количестве заболевших и умерших от малярии, то сведения о количестве больных среди гражданского населения за указанный период очень неточные и достаточно разрозненные. Следует отметить, что в конце гражданской войны малярия в стране приняла  характер пандемии и жесточайшего народного бедствия. Уровень заболеваемости возрос более чем в 2 раза по сравнению с довоенным периодом [3,10].

Это побудило Народный комиссариат здравоохранения в 1921 г. начать планомерную борьбу с малярией на общегосударственном уровне. В Москве организуется Центральная малярийная комиссия, в подчинении которой находились целая сеть областных и губернских малярийных комиссий. Кроме того, по решению V съезда бактериологов и эпидемиологов (1921) в течение нескольких лет в стране открывается около 100 малярийных станций, в том числе и в Поволжье.

Первая малярийная станция в нашей стране была открыта в Саратове 22 сентября 1922 г. под руководством Н.Е. Кушева со штатом сотрудников из 6 человек. Затем малярийные станции были  организованы в уездных городах ‒ Новоузенске (1923) и Вольске (1924). Кроме того в губернии работало три малярийных подстанции: Балашовская, Хвалынская и Дергачевская.

В Самаре центральная малярийная станция была открыта осенью 1922 г., ставшая научно-практическим центром по борьбе с малярией, занималась профилактикой, обследовательской и санитарно-просветительной работой. Кроме того, на станции оказывалась амбулаторная и стационарная медицинская помощь жителям прилегающего к ней района города до 40% и уездному населению до3,5% [11].

В последующие годы аналогичные малярийные станции были открыты и в других  губернских городах Поволжья: Симбирске (1923) и Казани (1925).

Основными направлениями деятельности станций являлись: борьба с малярией, проведение научных исследований по изучению эпидемиологии заболевания и лечение больных. Кроме того, сотрудниками станции организовывались малярийные экспедиции и несколько малярийных отрядов, которые работали в сельских населенных пунктах, наиболее пораженных эпидемией малярии. Наряду с малярийными станциями в борьбу с малярией привлекался и научно-исследовательский институт «Микроб», в задачи которых входили изучение вопросов эпидемиологии малярии и подготовка квалифицированного медицинского персонала [7].

По инициативе Н.Е. Кушева в 1924 г. в Саратове состоялся 1-й Поволжский малярийный съезд, который подвел основные итоги работы малярийных станций региона по борьбе с малярией и наметил дальнейшие планы, направленные на ликвидацию этого эндемического заболевания [12]. В последующем Поволжские малярийные съезды проводились ежегодно в разных губернских волжских городах. 

 В феврале 1927 г. при Саратовской малярийной станции Наркомздравом РСФСР были организованы 3-х месячные специальные курсы для врачей, по окончании которых они будут работать в эндемических районах Поволжья [13]. 

 Благодаря проведению полномасштабных противоэпидемических и лечебно-профилактических мероприятий, с 1924 г. заболеваемость малярией в Поволжских губерниях постепенно начала снижаться, а в 1960 г. она была ликвидирована в нашей стране.

Таким образом, созданная государственная система борьбы с малярией в 20-е годы прошлого столетия, бесплатная и общедоступная медицинская помощь, высокий уровень организационно-методической и санитарно-просветительной работы медицинских учреждений, позволили не только снизить уровень заболеваемости, но и добиться полной ее ликвидации. 

Литература

  1. Прохоров Б.Б. Организация здравоохранения в России в ХХ веке //в кн.: Россия в окружающем мире. – М., 2001. – С. 50-55.
  2. Васильев К.Г., Сегал А.Е. История эпидемий в России. – М., Медгиз, 1960. – 400 с.
  3. Добрейцер И.А. Малярия в СССР. ‒ М.,1924. – С.3.
  4. Куклев Е.В., Минин Г.Д., Коробков Л.И. и др. Природно-очаговая инфекция в Приволжском федеральном округе структура и динамика заболеваемости //Проблемы особо опасных инфекций. ‒ 2004, вып.88.  №2. ‒ С.16 - 19.
  5. Труды комиссии по изучению малярии в России, М., 1905. ‒ Т. II, вып. IV.
  6. Кушев Н.Е. К вопросу о малярии в Саратовской губернии и мерах борьбы с ней // В кн.: Труды VIII съезда земских врачей Саратовской губернии. ‒ Саратов, 1903.
  7. Кушев Н.Е. Эндемия малярии в Поволжье. ‒ Саратов, 1928 – С.7, 11.
  8. Абрашина Н.А. В.Д. Ченыкаев. Земский врач (1855-1927): биография в документах. – М.: ФЛИНТА, 2014. – 412 с.
  9. Фавр  В.В. Опыт изучения малярии в России в санитарном отношении. ‒ Харьков. – 1903.
  10. Хлопин Г.В. Материалы  по оздоровлению России. ‒ С.-Петербург, 1911. – С.123.
  11. Ерендеева А.Н. Состояние сети медицинских учреждений, специализирующихся на лечении социальных болезней (на примере Самарской губернии 1920-х гг.) // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. – 2011. Т.13. ‒ № 3 (2). – С. 416-421.
  12. Труды 1-го Поволжского малярийного съезда в Саратове. – Саратов, 1924. – С. 3-53.
  13. Итоги 5-ти летней деятельности Саратовской малярийной станции. – Саратов, 1928. – С. 5-37.
0
Ваша оценка: Нет



Оптимальный хостинг для Drupal, Wordpress, Joomla, Битрикс и других CMS, быстрые и надежные сервера, круглосуточная техподдержка Яндекс.Метрика