Skip to Content

Этическое требование И. Канта в контексте современного состояния общества

ID: 2017-01-4388-A-11611
Оригинальная статья (свободная структура)
ФГБОУ ВО Саратовский ГМУ им. В. И. Разумовского Минздрава России

Резюме

В данной статье рассматриваются этические требования И. Канта в современном обществе.

Ключевые слова

Этические требования, состояние общества.

Статья

Этическое требование И. Канта в контексте современного  состояния общества

       Юрин К. И.

ФГБОУ ВО Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовского Минздрава России

Кафедра философии, гуманитарных наук и психологии

Научный руководитель к.ф.н., доцент Н.А. Акимова

 

Целью данной работы является анализ статьи Иммануила Канта «Ответ на вопрос: Что такое Просвещение?» с позиции молодого человека в современном мире, и поиск решения задачи выхода человека из состояния несовершеннолетия. 

Данная цель предполагает решение следующих задач: 

1. проанализировать основные идеи И. Канта в работе «Что такое Просвещение?» 

2. выявить актуальность идей И. Канта для современной эпохи и возможное их развитие.

 

В своем эссе Кант исследует характер своей эпохи – эпохи Просвещения. Кант сформулировал критерий Просвещения: «выход человека из состояния несовершеннолетия, в котором он находится по собственной вине».[1] Современный технологичный век – время, когда информация является основной сила, движущей массовым сознанием. 

На первый взгляд, самостоятельный выход из состояния несовершеннолетия не представляется возможным. Причина тому – переизбыток информации. Великое множество людей ныне владеет интеллектуальными благами, использует их, но не с целью постижения, а с целью самого участия в процессе обладания и использования. Тем самым происходит подмена существа познания – знание перестает быть целью или средством, но становится частью симулятивного символического обмена. 

Этим характеризуется эпоха постмодерна – критическое мышление, и обращение к человеческому разуму внутри себя вовсе необязательно. Такой подход скорее даже претит выживанию в социуме — риск быть не принятым соседом по парте или комнате, для которого идеалом служит количество одобривших его ироничный комментарий в сети интернет. И тем острее возникает необходимость иметь мужество пользоваться собственным умом.

Кант полагал, что естественным правом для человека, которое дано ему от природы, является свобода мысли. Человек может воспользоваться данным правом либо отказаться от самостоятельного использования собственного разума. Однако, в том случае, если гражданин реализует свободу мысли, он может повлиять на развитие государства. Просвещенное общество выступает в свете рассуждений Канта как гражданское общество, состоящее из самостоятельно мыслящих людей. 

«Для этого просвещения требуется только свобода, а притом самая безобидная, а именно свобода во всех случаях публично пользоваться собственным разумом» [1], утверждает философ. Понять выражение «публичное использование разума» можно как противоположное тому, что он называет «частным» использованием разума. Человек применяет разум частным образом тогда, когда он выступает как часть государственного механизма и выполняет определенные функции, например, находясь на военной службе, платя налоги, будучи учителем, священником в приходе или правительственным чиновником. Одновременно, однако, каждый человек остается лично свободным, он может иметь собственное мнение о государстве и его порядках и имеет право критиковать общественное устройство. Получается, что у Канта граждане имеют право на свободу слова в то время, когда он не занят государственной работой и выполнением своих служебных обязанностей.[3] 

В нашу эпоху в общественном сознании произошла перемена понятий: при «частном» использовании разума человек в зависимости от положения и субординаций скорее выражает свое личное мнение (выставление напоказ «собственной силы в общей гонке»), а при «публичном» — общепринятое общественное, дабы не прослыть диссидентом. Это гарантирует удобство проживания, ведь ничего, кроме слов, для создания иллюзии собственного взгляда не требуется. А для формирования мнения по вопросам существования государства и актуальных проблем общества есть в достатке многочисленные «новостные» ленты на экранах гаджетов. И тут государство выполнило задачу опекунства, о котором пишет Кант, на «отлично» — у каждого гражданина появилась иллюзорная возможность публично пользоваться собственным разумом. Как итог — общество не просто ленится и боится, оно перестает видеть вокруг себя «человека, который есть нечто большее, чем машина, сообразно его достоинству». [1]

Понятие «достоинство человека» в статье Канта играет существенную роль. Это понятие встречается в тексте всего два раза, но является его стержнем: в начале текста оно характеризует достигшего совершеннолетия, то есть самостоятельно, без «наставлений и предписаний», мыслящего человека. В конце текста оно касается государства и выражает желаемый принцип отношения государства к гражданину. Это понятие — достоинство человека — по отношению к самосознанию составляет сущность, а по отношению к общественному сознанию — цель просвещения как политической программы Канта. Оно предстает одновременно в качестве нормативного и нормообразующего понятия политического разума. В нем сходятся политика и мораль, которые взаимно дополняют и обусловливают друг друга. Просвещение в кантовском смысле нельзя редуцировать просто к сумме знаний; оно есть сумма принципов, средоточие которых — понятие о достоинстве человека. [3]

Кант указал теоретическому, то есть инструментальному разуму, его место на периферии мирового универсума. Это означает, что особенное не должно выдавать себя за целое. Теоретический разум должен впредь оставаться в пределах только опыта. Нахождение в границах опыта предполагает, во-первых, воздержание от выхода за границы человеческого опыта, а во-вторых, критику неподтвержденных опытом догм. 

В наше время в большинстве случаев это работает с точностью до наоборот: СМИ не столько опекают несовершеннолетие или поощряют граждан к развитию и росту, сколько заполняют свободный эфир информационным мусором. У него есть характерная черта — иммунитет к критике, так как по существу он не содержит идеи, но лишь имеет форму, способную вызвать в разуме гражданина эмоциональную зависимость и возможность стать идентифицированным индивидом в обществе без лишних затрат.

Кант пишет: «если задать вопрос, живем ли мы теперь в просвещенный век, то ответ будет: нет, но мы живем в век просвещения. <…> Но имеются явные признаки того, что им теперь открыта дорога для совершенствования в этом, препятствий же на пути к просвещению или выходу из состояния несовершеннолетия, в котором люди находятся по собственной вине, становится все меньше и меньше. В этом отношении наш век есть век просвещения».[1] При этом Кант полагает, что человеку еще много недостает для того, чтобы он мог хорошо пользоваться собственным разумом во многих вопросах без стороннего руководства.

Прошло почти два с половиной века; и как результат мы можем отметить, насколько мы отдалились от общего идеала, желания выхода из состояния несовершеннолетия. Мы сами запустили механизм по созданию препятствий на пути просвещения, а государства старательно укрепляют этот механизм. Например, речь о доступности знаний — попытка сделать Википедию платной, упразднение бесплатного высшего образования и количества мест для желающих учиться в ВУЗах, а теперь уже и в школах. Да и в самих учебных заведениях абитуриентов не предупреждают о необратимости знаний в том смысле, что задача каждого в самоорганизации и умении применять знания на практике, постоянно подвергая окружающее и собственную деятельность критической оценке разума. 

В современном мире не так много сообществ, нацеленных на пробуждение и поддержание осознанной позиции в гражданине. И начав с себя, не стоит замыкаться в собственном разуме и границах его познания. В статье М.Е. Соболевой «Антиномия политического разума. Размышления по поводу статьи Канта «Ответ на вопрос: что такое Просвещение?»» объясняется данная позиция.  

«Критерий моральности как отсутствие внутренних противоречий у человека не работает в силу его абстрактного характера. Универсализировать можно любое правило, оставаясь при этом в согласии с самим собой» [2]. М.Е. Соболева приводит исторический пример с Адольфом Эйхманом, который с целью защиты говорил о своей порядочности, корректности, преданности государству, в то же время, руководствуясь кантовским требованием, которое, по его мнению, объясняло необходимость тотальной войны во избежание исчезновения немецкого народа. 

Таким образом, становится очевидно, что первостепенные усилия, направленные на выход из несовершеннолетия, а именно конструирование в себе системы ценностей, в основе которой лежит «добрая воля», обязаны быть закреплены при помощи другого субъекта с критическим мышлением. И возможные различия в системе ценностей не станут помехой, в случае если обе системы выстроены на принципе «доброй воли». Механизмом закрепления может быть метод деятельной рефлексии и обратной связи. При правильном использовании методов вероятность самообмана или заблуждения минимальна. Добрая воля — воля к добру (благу). Она рассматривается Кантом в качестве мерила ценности поступков. Она не пассивна, от ее носителя мыслитель требует действия, поступка. Моральный поступок выглядит как результат некоего внутреннего императива (повеления).

Обратимся к словам самого Канта: «Но более возможно, и даже почти неизбежно, что публика сама себя просветит, если только предоставить ей свободу. <…> При этом следует иметь в виду, что публика, до этого поставленная ими под это иго, затем заставит их самих оставаться под ним, если ее будут подстрекать к этому некоторые ее опекуны, не способные ни к какому просвещению. По этой причине публика может достигнуть просвещения только постепенно»[1] При этом Кант говорит вреде предрассудков, влияние которых впоследствии сказывается на тех, кто их произвел.

На ранних этапах все это грозит переоценкой существующих в жизни субъекта отношений и связей, а возможно и их разрушением. И тут мы вернемся к началу — необходимо иметь мужество свободно мыслить, что в целом можно озвучить шире — необходимо иметь мужество жить.

В качестве основного вывода из нашей статьи, мы можем выделить следующее: Кант поставил высокую планку перед европейской частью  человечества, задачу жить, полагаясь на выводы и пути собственного разума. Спустя века мы видим, что прогресс человечества неминуемо пошел по пути кантовского требования, но помимо тех исторических сил, которые увлекают человека за собой даже вопреки его воле, Кант говорил о принципе личной ответственности. Благодаря последнему, человек должен понимать – а категория «долга» является для кантовской этики одной из ведущих, – что каждый раз, следуя по линии Просвещения, человек берет на себя ответственность за поступки, вызванные собственным разумом. Анализ современного положения знания показывает, что человек сегодня препоручает свое существование технической цивилизации, предполагая, что детище его разума (техника) позволит самому человеку избежать ответственности. «Если произведенное разумом работает, то оно истинно» - полагает человек, и в этот момент предает идеалы Просвещения, как их описал Кант. Поэтому мы должны в этой работе Канта видеть, в первую очередь, вопрос и следующее за ним задание современной эпохе, нежели законченную формулировку, на которую можно было бы положиться, как на некий памятник мысли, который мы больше не понимаем.

Литература

1. Кант И. Ответ на вопрос: что такое Просвещение? // Соч.: в 8 т. - М.: ЧОРО, 1994. Т. 8. - С. 29 - 37.

2. Арендт Х. Банальность зла: Эйхман в Иерусалиме. - М.: Европа, 2008. – 424 с.

3. М. Е. Соболева. Антиномия политического разума. Размышления по поводу статьи Канта «Ответ на вопрос: что такое Просвещение?» // Кантовский сборник. – 2014. - № 3. – С. 40 – 50.

4. Гусейнов А. А. Этика доброй воли // Кант И. Лекции по этике. - М.: Республика, 2000.  – 431 с.

0
Ваша оценка: Нет



Оптимальный хостинг для Drupal, Wordpress, Joomla, Битрикс и других CMS, быстрые и надежные сервера, круглосуточная техподдержка Яндекс.Метрика