Skip to Content

Проблема аутизма. Терапевтический подход к решению вторичной аутизации семьи.

ID: 2014-11-1212-R-4296
Обзор
ГБОУ ВПО Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовского Минздрава России кафедра психиатрии, наркологии, психотерапии и клинической психологии

Резюме

В данной статье рассмотрена проблема вторичной аутизации и эффективность терапевтического подхода для семей, воспитывающих аутичного ребенка.

Ключевые слова

аутизм, вторичная аутизация, адаптация аутичного ребенка, социализация, мотивационная сфера.

Обзор

Аутизмом называют состояние психики, характеризующееся преобладанием «замкнутой внутренней жизни», активным отстранением от внешнего мира [1, 2]. Аутизм может быть как вторичным симптомом шизофрении, так и самостоятельной нозологической единицей. В последнем случае он возникает в первые годы жизни и называется ранним детским аутизмом (РДА). Аутизм, не входящий в спектр шизофренической симптоматики, характеризуется нарушениями всех сфер психики – сенсомоторной, перцептивной, познавательной, речевой и эмоциональной, а также недостаточно развитым социальным взаимодействием с окружающими. Согласно МКБ-10 среди нарушений психологического развития выделяют детский (типичный) аутизм и атипичный аутизм. Симптоматика детского аутизма проявляется в возрасте до трех лет, тогда как признаки психических нарушений при атипичном аутизме возникают, как правило, после 3- летнего возраста.

Этиология и патогенез раннего детского аутизма неясны. В качестве этиопатогенетических механизмов выдвигаются «теория эмоциональной холодности родителей», наследственные нарушения и органические поражения ЦНС [3]. В связи с проблемой аутизма актуальны вопросы диагностики данного нарушения, симптоматика которого имеет сходство с другими нарушениями нервно-психического развития. Детям с ранним детским аутизмом в первые 2-3 года жизни возможна постановка ошибочного диагноза, поэтому необходима четкая дифференциация РДА и других заболеваний, имеющих аналогичные клинические проявления. Частота встречаемости РДА колеблется от 4 до 6 на 10 000 детского населения. Соотношение мальчиков и девочек составляет примерно 4-5. IQ детей с РДА более чем в двух третях случаев ниже 70.

Клиническая картина аутистического синдрома у детей с РДА определяется проявлениями отрешенности, неспособностью к формированию общения, к опознаванию посторонних персон и неодушевленных предметов, отсутствием подражания, реакций на комфорт и дискомфорт, монотонно-однообразным характером поведения с «симптомами тождества» [4]. Для них характерно господство влечений, противоположные желания, аффекты, представления, отсутствие единства и внутренней логики в поведении. Эмоциональная реакция на близких ослаблена вплоть до полного внешнего ареагирования (так называемой «аффективной блокады»). Недостаточная реакция на зрительные и слуховые раздражители придает детям сходство со слепыми и глухими. Во внешнем облике таких детей при обычной миловидности обращает на себя внимание взгляд, обращенный и пустоту, во внутрь себя, «взгляд мимо», с преобладанием зрительного восприятия на периферии поля зрения [5].

Моторика, как правило, угловатая, движения неритмичные, «закостенелые» или неточные, с тенденциями моторных стереотипий в пальцах, кистях рук, ходьбы на цыпочках, однообразного бега, прыжков с опорой не на всю ступню. Речь обычно не направлена к собеседнику, отсутствует экспрессия, жестикуляция, голос то тихий, то громкий, произношение звуков варьирует от правильного до неправильного [6, 7]. Часто наблюдаются отклонения тональности, скорости, ритма, отсутствие интонационного переноса, эхолалии, бессвязность, невозможность вести диалог. Длительно сохраняется тенденция к манерному словотворчеству. Характерны краткие фразы с «рыхлыми» ассоциациями, смещением мыслей, отсутствием личных глагольных и местоименных форм. У многих детей отмечаются нарушения инстинктивной жизни, инверсия цикла сна, нарушение аппетита, изменчивость мышечного тонуса до гипотонии или гипертонии. После полутора-двух лет становится отчетливой диссоциация развития личности с нарушением последовательности вытеснения примитивных функций сложными в пределах всех сфер деятельности.

Степень выраженности аутизма неодинакова, что несомненно зависит от генетической предрасположенности и внешних факторов (большинство авторов выделяют 4 степени РДА). К 3-5 годам жизни ребенка дизонтогенетические проявления в круге аутистического синдрома достигают своей наибольшей выраженности [8].

В современном обществе все чаще встречаются семьи, где воспитываются «особые дети», из них около 40 % аутисты. Многие родители не желают обсуждать болезнь ребенка, боясь осуждения; лишь некоторые идут на контакт со специалистами, тем самым помогая не только себе в воспитании ребенка, но и адаптируя его к современной жизни.

У аутичных детей проблема невозможности успешного усвоения социальных навыков возникает очень рано, как правило, между первым и вторым годом жизни [9]. Проявляется это в форме исчезновения ранее приобретенных навыков и отказа от овладения новыми, нарушаются также эмоциональная и речевая коммуникации. Появление аутичного ребенка является мощным стрессовым фактором для семьи в целом, и своевременное оказание ей психологической помощи существенно влияет на перспективу развития ребенка [10]. Очень важно не допустить деструктивной перестройки семейной системы и возникновение вторичной аутизации семьи, которые автоматически происходят в первые годы жизни ребенка и проявляются в сокращении контактов с окружающим миром, ухудшении эмоционального фона [11]. Возникает новый семейный стереотип, связанный с отношениями созависимости, которые вызывают в психологическом состоянии близких ребенка резкие травмирующие изменения, затрудняющие для аутиста процесс адаптации. Любое явление, и аутизм в частности, существует в рамках некоторой системы, которой в данном случае является семья. Вторичная аутизация - наиболее часто встречающийся феномен в семьях, воспитывающих детей аутистов, заключающийся в том, что когда отличия ребенка становятся заметными окружающим, семья, чтобы скрыть их и не испытывать отрицательных эмоций, закрывается и еще больше аутизируется [12].

Члены семьи принимают на себя поведение ребенка, это проявляется в замкнутости самой семьи и не желании взаимодействовать с социумом. Часто в семьях, воспитывающих «особого» ребенка, у родителей появляется излишняя требовательность и нормативность по отношению к остальным членам семьи, в том числе и к самим себе [13, 14]. Кажется, что аутичному ребенку нужна такая нормативность и правильность, псевдоуважение и ориентация на проблему [15]. Но это не совсем верно, так как в первую очередь ему нужны живые, свободные, естественные, пусть и не всегда позитивные, реакции и люди, которые будут учитывать его особенности. Зачастую у матери возникает некая коалиция с аутичным ребенком, и все остальные члены семьи идут «побоку», что не полезно ни аутисту, ни остальным членам семьи [16, 17]. Состояние аутичного ребенка напрямую зависит от «поля», в котором он живет, а этим полем является вся семья. Поэтому очень важно всем членам семьи сохранять равные отношения друг с другом, не подчиненные аутичному ребенку. Мать, научившаяся адекватно справляться со своими собственными аффективными состояниями, неизбежно возникающими в процессе жизни с аутичным ребенком, и его научит эффективно переносить аффект [18].

Для решения данной проблемы существуют различные коррекционные центры, в которых проводятся занятия для семей, воспитывающих аутичного ребенка. Как известно, аутичные дети воспринимают человека как движущейся объект, имеющий положительные или отрицательные эмоции, в связи с этим фактом близкие аутичного ребенка должны нести только положительные эмоции, для лучшего восприятия и понимания ребенком внешней информации [19, 20]. Такие условия необходимы для успешной терапии.

Проблема терапии заключается в том, что многие из родителей испытывают потребность в персональном внимании при обсуждении своих проблем и проблем ребенка, тем самым реализуя свою потребность в исключительности [21, 22]. Между тем максимально эффективна именно групповая терапия. Бессознательное нежелание преодолеть аутизм у ребенка может быть связано и с нарушением доверия к миру у его матери. Аутичный же ребенок не доставит матери тревоги за его жизнь, которую она будет постоянно испытывать, если он будет отделен [23, 24].

В заключении хотелось бы отметить, что проблема вторичной аутизации семьи, воспитывающей аутичного ребенка, остается не решенной; в современном обществе только начинают развиваться программы коррекционного обучения и терапии для семей воспитывающих «особых детей» [25]. Проведение терапевтических мероприятий для родителей целесообразно в рамках недирективной групповой психотерапии. Ведущим ее должен быть специалист, имеющий достаточно большой, как количественный, так и качественный, опыт общения аутичными детьми [26, 27]. В противном случае, вряд ли удастся установить необходимый уровень доверия, так как родители аутичных детей считают свое положение исключительным вследствие исключительности проблем, связанных с жизнью аутичного ребенка в семье и обществе [28, 29].

Литература

1.     Аутизм. Под. ред. проф. Улумбекова Э.Г. - Москва, "2000 болезней от А до Я"; Гэотар-мед, 2002.

2.     Вейс Т.Е. Ранний детский аутизм // Как помочь ребенку: опыт лечебной педагогики в Кэмпхилл общинах. - М.: Московский Центр вальдорфской педагогики, 1992.

3.     Баенская Е.Р. Особенности раннего аффективного развития аутичного ребенка в возрасте от 0 до 1,5 лет // Альманах ИКП РАО. — 2001. — № 3.

4.     Гилберг К., Питерс Т. Аутизм: медицинские и педагогические аспекты. — СПб.: ИСПиП, 1998.

5.     Дименштейн Р.П., Герасименко О.А. О перспективах интегративных процессов в дезинтегрирующей среде // Возможности реабилитации детей с умственными и физическими ограничениями средствами образования. — Сб. научн. тр. и проектных материалов. — М.: Ин-т педагогических инноваций РАО, 1995.

6.     Баенская Е.Р. Помощь в воспитании ребенка с особенностями эмоционального развития // Альманах Института коррекционной педпгогики РАО. — 2000. — Вып. 2.

7.     Башина В.М., Симашкова Н.В. Подходы к проблеме обучения детей с ранним аутизмом // Журнал «Школа здоровья».

8.     Егорова Е. Человек дождя не вырастет в России // «Московский комсомолец». — 13.10.1998.

9.     Каган В.Е., Исаев Д.Н. Диагностика и лечение аутизма у детей
— Л.: Ленинградский педиатрический медицинский институт, 1976.

10. Карвасарская И.Б. В стороне. Из опыта работы с аутичными детьми. —Москва, 2003.

11. Козловская Г.В., Калинина М.А., Горюнова А.В., Проселкова М.Е. Опыт применения рисполепта при лечении раннего детского аутизма и шизофрении у детей // Психиатрия и фармакотерапия. — № 2. — 2000.

12. Кудрявцева М.С. Цифры вместо бабочек // Первое сентября. — 2000. — № 41.

13. Кузьмина М. Если ребенок завис. Можно ли победить в борьбе с аутизмом? // Учительская газета. – 2000. - №12.

14. Лебединская К.С., Никольская О.С. Диагностическая карта. Исследование ребенка первых двух лет жизни при предположении у него раннего детского аутизма // Диагностика раннего детского аутизма. — М.: Просвещение, 1991.

15. Лебединская К.С., Никольская О.С. Клинико-психологическая классификация // Диагностика раннего детского аутизма. — М.: Просвещение, 1991.

16. Лебединская К.С., Никольская О.С., Баенская Е.Р. Работа по развитию речи // Дети с нарушениями общения: ранний детский аутизм. — М.: Просвещение, 1989.

17. Лебединский В.В., Никольская О.С., Баенская Е.Р., Либлинг М.М. Эмоциональные нарушения в детском возрасте и их коррекция. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1990.

18. Либлинг М.М. Холдинг-терапия как форма психологической помощи семье, имеющей аутичного ребенка // Дефектология. — 1996. — № 3.

19. Лютова Е.К., Монина Г.Б. Тренинг эффективного взаимодействия с детьми (с сокр.). - СПб: Речь, 2000.

20. Мнухин С.С., Зеленецкая А.Е., Исаев Д.Н. О синдроме «раннего детского аутизма», или синдроме Каннера у детей // Журнал невропатологии и психиатрии им. С.С.Корсакова. — 1967. — № 10.

21. Мнухин С.С., Исаев Д.Н. Об органической основе некоторых форм шизоидных или аутистических психопатий // Труды ленинградского научно-исследовательского психоневрологического института им. В.М.Бехтерева. — Т. LII, 1969.

22. Морозов С.А., Морозова Т.И. Мир за стеклянной стеной // Материнство. – № 10 (13).

23. Никольская О.С. Проблемы обучения аутичных детей // Дефектология. — 1995. — № 1.

24. Психология детей с нарушениями и отклонениями психического развития — СПб: Питер, 2001.

25. Семаго Н., Семаго М. Диагностика базовой аффективной регуляции
// Школьный психолог. — 2001. — № 5.

26. Скворцов И.А., Селиванова Е.А., Башина В.М., Мутовин Г.Р., Нефедова И.В. Пронина Ю.С. Синдром Мартина-Белл. - Москва, 1999.

27. Справочник по психологии и психиатрии детского и подросткового возраста — СПб: Питер, 1999.

28. Чистович Л.А., Кожевникова Е.В. Возможный российский вариант программ раннего вмешательства // Возможности реабилитации детей с умственными и физическими ограничениями средствами образования. — Сб. научн. тр. и проектных материалов. — М.: Ин-т педагогических инноваций РАО, 1995.

29. Эйдемиллер Э.Г., Юстицкис В.В. Психология и психотерапия семьи. — СПб: ПитерКом, 1999. Юстицкис В.В. Психология и психотерапия семьи. — СПб: ПитерКом, 1999.

0
Ваша оценка: Нет



Оптимальный хостинг для Drupal, Wordpress, Joomla, Битрикс и других CMS, быстрые и надежные сервера, круглосуточная техподдержка Яндекс.Метрика