Skip to Content

Индивидуально-типологические особенности непсихотических психических расстройств у женщин в перименопаузе

ID: 2015-02-1212-A-5209
Оригинальная статья
кафедра психиатрии, наркологии, психотерапии и клинической психологии ГБОУ ВПО Саратовский государственный медицинский университет им. В.И. Разумовского Минздрава РФ

Резюме

Первоисточник статьи расположен по адресу: http://medconfer.com/node/5207

В настоящее время актуальным представляется изучение психологической стороны формирования непсихотических психических расстройств (НППР) у женщин в климактерическом периоде. В статье представлены исследовательские данные о полиморфизме НППР в периоде перименопаузы у женщин, а также данные о взаимосвязи степени тяжести климактерического синдрома и тревоги, личностных особенностей и степени конструктивности преодолевающего поведения в условиях стресса. 

Ключевые слова

климактерический синдром, перименопауза, непсихотические психические расстройства.

Введение

В настоящее время продолжает расти общая продолжительность жизни мировой популяции, вследствие чего увеличивается численность женщин старшего возраста, обращающихся за медицинской помощью в климактерическом периоде [1, 2].

По данным исследователей современная популяция женщин проводит одну треть жизни и более в периодах пери- и постменопаузы [3, 4, 5, 6, 7].

Перименопауза – период максимальных клинических проявлений, который характеризуется наиболее высоким риском возникновения ассоциированных с менопаузой психических и соматических расстройств [8, 9]. Необходимо отметить, что в настоящее время не сложилось единого мнения о механизмах развития климактерического синдрома и, в частности о механизмах возникновения психических нарушений в перименопаузном периоде у женщин [10].

По данным исследователей [11], в возрасте 45–54 лет среди женщин климактерического периода самый высокий уровень нарушений был отмечен в психоэмоциональной сфере. У большинства женщин с климактерическим синдромом в пери- и постменопаузе имеются психовегетативные нарушения, представленные вегето-сосудистыми, мотивационными и аффективными расстройствами [12].

Неоднозначно протекают психологические реакции женщин на наступление климактерия. У каждой пятой (20%) имеет место пассивная реакция с принятием его как неизбежности; у 15% реакция имеет невротический харак­тер и протекает в виде своеобразного «сопротивления» с нежеланием прини­мать происходящие изменения, при этом преобладает, как правило, нейропсихическая симптоматика; у 10% женщин развивается повышение социаль­ной активности, возникает критическое отношение к жалобам сверстниц. Адекватная реакция с постепенным приспособлением к возрастным нейро-гормональным реакциям организма отмечается у 55% вступающих в период климактерия женщин [13]. В связи с психологической уязвимостью у женщин климактерического возраста возможно развитие патологического климактерического синдрома.

Таким образом, актуальным представляется изучение психологической стороны формирования непсихотических психических расстройств у женщин в климактерическом периоде. 

Цель

Изучить индивидуально-типологические особенности непсихотических психических расстройств в перименопузе у женщин.

Материал и методы

Обследовано 43 пациентки в возрасте от 45 до 59 лет (51,58 ± 4,66 года) с  диагностированными психическими непсихотическими расстройствами. В качестве контрольной группы 30 пациенток в периоде перименопаузы без климактерических и психических нарушений. Все пациентки были обследованы гинекологом, для оценки степени тяжести КС использовался менопаузальный индекс Куппермана в модификации Уваровой (1982 г.).

Для исследования психического состояния пациенток использовались:

1) Общеклинический метод: сбор жалоб, анамнеза, общий осмотр.

2) Клинико-психопатологический метод: описание симптомов и синдромов.

3) Диагностика психических расстройств осуществлялась в соответствии с диагностическими критериями МКБ-10.

4) Психометрический метод:

·  Шкала для оценки выраженности депрессии HDRS-21 (Hamilton M., 1960)  и тревоги HARS (Hamilton M, 1959) М. Гамильтона.

·  Шкала стратегий преодоления стрессовых ситуаций SACS (русскоязычная версия методики С. Хобфолла, переведенная и адаптированная Н. Е. Водопьяновой и Е. С. Старченковой)

·  Сокращенный Многофакторный Опросник для исследования Личности – СМОЛ (Зайцев В.П., 1981), предназначенный для многопрофильного исследования личности.

·  Шкала общего клинического впечатления – серьезность (тяжесть) заболевания –  CGI-S (Guy W., 1976). 

Результаты

У 87,5% пациенток НППР развивались на соматически отягощенном фоне: преобладали заболевания органов пищеварения (хронический панктреатит, холецистит, гастродуоденит) – 41,7%, гинекологические (воспалительные заболевания матки и придатков, миома матки) – 41,7% и эндокринные заболевания (диффузно-токсический зоб, аутоиммунный тиреоидит, сахарный диабет) – 4,1 %.

При оценке социального статуса был выявлен достаточно высокий образовательный уровень женщин (54,2% имели высшее и 41,7% среднее специальное образование).

На формирование непсихотических психических расстройств оказывает большое влияние микроклимат в семье. Анализ семейного статуса обследованных пациенток показал, что замужних и живших в гражданском браке пациенток было 58,3%, тогда как процент одиноких (не бывших в браке, разведенных, вдов) составил 41,7%, причем отмечалось доминирование разведенных женщин (29,2%). 95,8% опрошенных женщин считали микроклимат в своих семьях благоприятным, а 4,2% - находили его неблагоприятным.

У 62,5% обследованных женщин основной группы были выявлены факторы, влияющие на развитие психических расстройств: болезнь или смерть близких (33,3%), проблемы на работе (16,7%), проблемы с детьми (8,3%), плохие отношения в семье (4,2%).

У обследованных женщин с НППР наиболее часто встречались следующие жалобы: общая слабость (87,5%), плохой сон (87,5%), утомляемость (83,3%), внутреннее беспокойство (79,2%), плохое настроение (70,8%), тревога (66,7%), чувство страха (50%), потливость (50%), приливы (45,8%), реже встречались – раздражительность (41,7%), головные боли (33,3%), головокружение (16,7%),  плаксивость (16,7%), неприятные ощущения в теле или голове (16,7%).

Проведенное клинико-психопатологическое обследование позволило выявить основные синдромы, встречающиеся у исследуемой группы женщин: астенический (87,5%), сенесто-ипохондрический (45,8%), тревожно-депрессивный (33,3%), депрессивный (20,8%).

Проведенное комплексное обследование больных, страдающих психическими расстройствами, позволило выявить у них психические нарушения пограничного уровня, соответствующие следующим диагнозам:

1.                 Смешанное тревожное и депрессивное расстройство F41.2 – 25%

2.                 Ипохондрическое расстройство F45.2 – 20,8%

3.                 Соматизированное расстройство F45.0 – 16,6%

4.                 Конверсионное расстройство F44 – 8,3%

5.                 Умеренный депрессивный эпизод c соматическими симптомами F32.11 – 8,3%

При проведении психометрического обследования были получены следующие результаты по шкалам основной группы: депрессии HDRS-21 23,08±5,82, тревоги HARS 20,79±6,86 и CGI-S 4,54±0,58 (при р< 0,05). При обследовании гинекологом  и подсчете МИ получены следующие средние значения: 32,67±14,04 (при р< 0,05).

При проведении регрессионного анализа была получена математическая модель, описывающая зависимость между значениями, характеризующими степень тяжести климактерического синдрома по менопаузальному индексу Куппермана-Уваровой,  и значениями, оценивающими уровень тревоги по шкале Гамильтона:

y =  -5,18(±4,36) + 1,82(±0,19) ∙ x, где y – менопаузальный индекс, x – степень тяжести тревоги по шкале Гамильтона.  n = 43, r = 0,89, r2 = 0,79, F = 82,94 при p<0,000001, стандартная ошибка оценки 6,57. Модель является значимой (адекватной). Расчетные значения, характеризующие степень тяжести климактерического синдрома, имеют хорошую сходимость с наблюдаемыми величинами.

По результатам анализа личностного профиля пациенток по СМОЛ групповые различия были выявлены по шкалам невротической триады «Ипохондрии», «Депрессии» и «Истерии», с пиковыми значениями по шкале «Истерии» (Таблица 2). Для личностей с подобным профилем характерны способность к вытеснению факторов, вызывающих тревогу; демонстративное подчеркивание соматического неблагополучия с тенденцией отрицать затруднения в социальной адаптации. Высокая способность к вытеснению, позволяющая эффективно устранять тревогу, в то же время затрудняет формирование достаточно устойчивого поведения: постоянно возникают новые роли, задачи и оценки. Личность стремится быть в центре внимания, ищет признания и поддержки и добивается этого настойчивыми действиями. Характерна склонность к фантазированию, эгоцентризм, незрелость и поверхностность в контактах. В конфликтах чаще всего используются для самозащиты соматические жалобы, которые носят поверхностный характер.

У части пациенток были выявлены высокие значения (> 70 T) по шкале «Психастения». Это лица с тревожно-мнительным типом характера, которым свойственны тревожность, боязливость, нерешительность, постоянные сомнения, неуверенность в себе и в своей компетентности, пониженная самооценка, навязчивость, низкий порог фрустраций, напряженность, самокритичность, трудности социального приспособления, застенчивость. Стремление удержать в центре внимания даже несущественные факты, учитывать и предвидеть даже маловероятные возможности. В результате ситуация никогда не представляется достаточно определенной, что еще более усиливает постоянную тревожность. В своей деятельности руководствуется главным образом не потребностью достичь успеха, а стремлением избежать неуспеха и поведение испытуемого определяется страхом перед возможностью повлечь на себя опасность неверным поступком. Такие лица описываются окружающими как добросовестные, тщательно выполняющие свои обязанности, сдержанные во внешних проявлениях и нерешительные. Стрессорами являются ситуации, где происходит быстрая смена факторов, неупорядоченные и не поддающиеся планированию ситуации.

По результатам корреляционного анализа выявлена:

1. прямая зависимость между значениями шкал «Ипохондрия» (СМОЛ) и  «Поиск социальной поддержки» (SACS);

2. прямая зависимость между значениями шкал «Психастения» (СМОЛ) и «Агрессивные действия» (SACS);

3. обратная зависимость между значениями шкал «Паранояльность» (СМОЛ) и  «Ассертивные действия» и «Вступление в социальный контакт» (SACS);

4. обратная зависимость между значениями шкал «Психастения», «Шизоидность» (СМОЛ) и «Вступление в социальный контакт»(SACS).

Обсуждение

Таким образом, в основной группе у пациенток с высокими показателями по шкале «Ипохондрии» СМОЛ можно предположить относительно постоянную предрасположенность отвечать на стрессовые события, используя активные просоциальные формы преодоления стресса. Пациентки в качестве модели поведения выбирали поиск социальной поддержки, которая является конструктивной в сложной стрессогенной ситуации (Таблица 1).  Однако у части пациенток, имеющих высокие значения взаимосвязь по шкале «Психастения» и «Паранояльность» СМОЛ (Рисунок 1) можно предположить относительно постоянную предрасположенность отвечать на стрессовые события, используя асоциальные формы преодоления стресса (Таблица 1). В качестве модели поведения в сложной стрессогенной ситуации испытуемые выбирали агрессивные действия: давление, отказ от поиска альтернативных решений, конфронтация. Такие пациентки чаще проявляли социальную нерешительность, а агрессивные действия, очевидно, были компенсаторным механизмом преодоления внутреннего дискомфорта или психологических комплексов неуверенности в себе и негативизма по отношению к окружающим. Предпочтение неконструктивных форм поведения может выступать в качестве риска дальнейшей дезадаптации в социальной среде.

Заключение

У женщин с непсихотическими психическими расстройствами в климактерическом периоде уровень тревоги связан со степенью тяжести климактерического синдрома, а выбор стратегии преодоления в сложной стрессовой ситуации в пользу асоциальной (агрессивные действия) обусловлен невротизацией личности, что отражается в повышении значений по шкалам «Психастения», «Паранояльность». Предпочтение неконструктивных стратегий поведения выступает в качестве риска поддержания дезадаптации в социальной среде. Неконструктивные стратегии совладания со стрессом, а также дефицит конструктивных механизмов стрессоустойчивости требует особого внимания помогающих специалистов при разработке программ психокоррекции и психотерапии для женщин с НППР в перименопаузе.

Литература

Библиографический список:

1. Пушкова Э.С., Иванова Л.И. Долгожители: состояние здоровья и способ­ность к самообслуживанию // Клин. Геронтология - 1996. - №1. - С. 64-67.

2. Титов С.А., Крутько В.Н. Современные представления о механизмах старе­ния (обзор). Физиология человека.- 1996. - Т.22, №2. - С. 117-118.

3. Татевосян А.Г. Коррекция психовегетативных расстройств у больных кли­мактерическим синдромом. // Автореф. дисс. канд. мед. наук. - Москва. - 2000. С. 25

4. Крыжановская         И.О. Системные механизмы старения у женщин в пери- и постменопаузе, патогенетическое обоснование стратегии менопаузальной терапии: Дис. д-ра мед. наук. Ростов-на-Дону, 2000.

5. Вихляева Е.М. Постменопаузальный синдром и стратегия заместительной гормональной терапии. // Акуш. и гинек. - 1997. - №5. - С. 51-56.

6. Балан В.Е., Сметник В.П. Урогенитальные расстройства в климактерии. Клиническая лекция. // М., - 1998. - С. – 4.

7. Татарчук Т.Ф. Заместительная гормональная терапия при климактериче­ских нарушениях //Сборник «Актуальные вопросы гинекологии» Под ред. Е.В.Коханевич.-«Книга плюс», Киев.-1998.-с. 80-102.

8. Сметник В.П. Лечение и профилактика климактерических расстройств // Клиническая фармакология и терапия. 1997. - № 2. - С.86-90.

9. Тихомиров А.Л., Олейник Ч.Г. Проблемы климактерия и заместительная гормональная терапия у женщин в постменопаузе с использованием препарата 'Фемостон (1/5)'// Русский Медицинский Журнал, 2003, том 11, N14, - С. 808-812.

10. Антонова А.А., Бачило Е.В., Барыльник Ю.Б. Современный взгляд на проблему развития психических расстройств у женщин в перименопаузе (обзор) //Саратовский научно-медицинский журнал. 2012. -Т.8. № 2. - С. 379-383.

11. Зурикова С.И., Смирнова Н.П., Муханова Л.Ю., Шишкина Т.Л. Эффективность негормональных методов лечения больных с климактерическим синдромом. // Гомеопатия для врачей общей практики. – 2003.

12. Мочалова Е.М. Статистический анализ состояния и рациональная коррекция психоэмоциональных расстройств у женщин в климактерическом периоде: дисс. канд. мед. наук //Е.М, Мочалова; Воронеж, мед. акад. Воронеж, 2004 -138 с.

13. Вихляева       Е.М. Климактерический синдром / Руководство по эндокринной гинекологии. — М.: МИА, 2000. - с.603 – 650.

Таблицы

Корреляционный анализ по Спирмену между личностными особенностями и доминирующими стратегиями преодоления стрессовых ситуаций у женщин с НППР в перименопаузе

Шкала СМОЛ

Среднее значение

Стандартное отклонение

r

 

Шкала SACS

Ипохондрия (Hs)

62,53846

9,36852

0,7

0,01

Поиск социальной поддержки

22,38462

4,35007

Паранояльность (Pa)

62,38462

12,60647

-0,6

0,02

Ассертивные действия

19,15385

4,07934

Паранояльность (Pa)

62,38462

12,60647

-0,8

0,001

Вступление в социальный контакт

23,15385

6,18932

Паранояльность (Pa)

62,38462

12,60647

-0,6

0,03

Индекс конструктивности

1,23538

0,34488

Психастения (Pt)

63,00000

11,08302

-0,6

0,04

Вступление в социальный контакт

23,15385

6,18932

Психастения (Pt)

63,00000

11,08302

0,6

0,02

Агрессивные действия

19,76923

3,96135

Шизоидность (Se)

61,07692

12,46637

-0,6

0,02

Вступление в социальный контакт

23,15385

6,18932

Профили личности у женщин в периоде перименопаузы по СМОЛ

(значения по шкалам выше 70 Т)

Профиль личности по СМОЛ

Основная группа

Группа сравнения

Абс

%

Абс

%

Шкала 1. Ипохондрии

8*

18,6

0

0

Шкала 2. Депрессии

8*

18,6

0

0

Шкала 3. Истерии

10*

23,3

2

4,6

Шкала 4. Психопатии

1

2,3

0

0

Шкала 6. Аффективной ригидности/паранойи

5*

11,6

0

0

Шкала 7. Тревоги/психастении

5

11,6

2

4,6

Шкала 8. Шизоидности

1

2,3

0

0

Шкала 9. Гипомании

1

2,3

0

0

* p<0,05

Рисунки

<p> Регрессионный анализ между шкалами &laquo;Паранояльность&raquo; (6) и &laquo;Психастения&raquo; (7) по опроснику СМОЛ</p>
0
Ваша оценка: Нет



Оптимальный хостинг для Drupal, Wordpress, Joomla, Битрикс и других CMS, быстрые и надежные сервера, круглосуточная техподдержка Яндекс.Метрика