Skip to Content

Пренатальное выявление синдрома мегацистис плода первого триместра гестации: консультирование детским урологом, тактика принятия решений

ID: 2015-06-1276-A-5292
Оригинальная статья (свободная структура)
ГБОУ ВПО Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовского Минздрава России

Резюме

нет

Ключевые слова

синдром мегацистис плода, первый триместр гестации

Статья

             Введение. Одним из актуальных аспектов современной детской урологии является диагностика пороков мочевыделительной системы на антенатальном этапе; их доля среди всех антенатально диагностируемых пороков составляет 26-28% [1]. Высокая распространенность и многообразие пороков органов мочевыделения, тяжесть осложнений и нередко их фатальная предопределенность заставляют рассматривать проблему их существования с точки зрения  их профилактики [2]. Качественно проведенная антенатальная диагностика позволяет существенно повысить достоверность прогноза, спланировать сроки, объем лечебных мероприятий, проводимых на этапе доклинических проявлений, что в своем комплексе   предрешает исход  диагностируемого патологического состояния,  предотвращает  развитие опасных для жизни осложнений,  снижает  вероятность рождения детей с тяжелыми инкурабельными пороками [3]. 

Обращаясь к детским урологам и хирургам, педиатрам, врачам акушерам, генетикам  и специалистам ультразвуковой диагностики  в качестве  основной аудитории для дискуссии по проблеме пренатальной  диагностики (ПД) врожденных пороков  (ВПР) мочевыделительной системы (МВС),  мы предлагаем   сместить акцент при выявлении данной патологии на максимально ранние гестационные сроки, то есть на  первый триместр гестации и обсудить прогностическую  значимость такой позиции.

С одной стороны, на сегодняшний день приоритеты для решения проблем первого триместра гестации  до сих пор полностью возложены на врачей ультразвуковой диагностики (УЗ),  акушеров и  генетиков.  С другой стороны, в настоящее время в соответствии с имеющимся законодательством, детский уролог должен  принимать участие в пренатальном консультировании, а именно, пренатальном прогнозировании диагностированной патологии плода, нести ответственность за принятые решения. В конце концов, именно детский уролог и является тем доктором, который в последующем занимается лечением данных пациентов [4].

 В Европейской пренатальной диагностике настоящего времени заложена идеология раннего пренатального скрининга, сформулированная основателем Фонда медицины плода   (Fetal Medicine Foundation, FMF, Лондон) Кипросом Николаидесом. Если ранее считалось, что все осложнения  развития плода и течения беременности возникают либо реализуются во второй половине беременности,  и это предопределяло увеличение частоты контролирующих диагностических процедур с целью выявления патологии,   то исследования последнего времени доказали, что  формирование осложнений развития плода    происходят в сроки до 12 недель, срок первого скрининга 11-14 недель беременности оптимален  для диагностики большинства летальных  и инвалидизирующих  ВПР и хромосомных аномалий (ХА). Данный тезис декларирован  в виде основного бренда Фонда медицины плода: «перевернуть «диагностическую пирамиду», заложив в ее основание качественный ранний пренатальный скрининг первого триместра гестации» [5].

Пренатальная диагностика  врожденных и наследственных заболеваний (ВНЗ) ставит своей задачей выявление ВПР, хромосомных аномалий, моногенных заболеваний. По данным Европейского регистра,   у новорожденных частота ВПР регистрируется в пределах 2,5 – 3,0%, ХА            (в основном трисомии) составляют суммарно 2-3 случая на 1000  рождений, а моногенные заболевания регистрируются у 0,5-1,4% родившихся детей. По данным ВОЗ, частота ВНЗ среди живо- и мертворожденных детей не превышает 4-6% [6, 7, 8].

         Существующая в России с декабря 1993 года  трехуровневая система пренатальной диагностики, включающая УЗИ, биохимический скрининг второго триместра, инвазивные методы (амниоцентез, кордоцентез)  не оправдала себя, а подведенные итоги были неутешительными. Реформирование системы массового пренатального обследования беременных женщин было основано на положительном международном опыте FMF   и  включено в национальный проект «Здоровье» с 2010 года с переводом на экспертный уровень всех субъектов Российской федерации [6].

В качестве приоритетной основы ПД был выбран алгоритм программы Астрайя, базирующийся на рекомендациях FMF, включающих: 1) декретированные сроки проведения исследований ‒ 11-14 недель;    2) комплекс сертифицированных неинвазивных диагностических методов: ультразвуковой и биохимический скрининг и (определение молекулярных сывороточных маркеров: свободной бета-единицы хориогонического гонадотропина человеческого (ХГЧ) и ассоциированного с беременностью протеина плазмы А (ПАПП-А); 3) комбинированный расчет  индивидуального риска хромосомных аномалий с отнесением в группу риска беременных, чей риск составил 1:100 и выше [6]. 

Наряду с этим, за последние годы  констатированы значительные успехи в развитии фундаментальных вопросов антенатальной урологии. Разработан диагностический алгоритм пренатальной ультразвуковой идентификации вариантов пороков мочевыделительной системы, что приблизило нас к постановке пренатального диагноза. Определены прогностические критерии перспективной функции почек и объективные уродинамические критерии «фатальных пороков» и т.д. [3, 9, 10]. Однако важно отметить, что  все это касается  второго и в большей степени третьего триместров гестации, когда анатомические структуры плода,  а вместе с тем и ультразвуковые маркеры патологии МВС,  становятся наиболее выраженными и доступными для визуализации. Однако в случаях диагностики прогностически неблагоприятных пороков развития упущены сроки для  прерывания беременности. Именно эти обстоятельства  заставили нас поддержать основной тезис Фонда медицины плода и обратиться к обсуждению вопроса антенатальной диагностики патологии МВС, сместив акцент на  первый триместр гестации.

Для первого триместра гестации манифестным  УЗ маркером пороков  МВС является  «синдром  мегацистис»,  который в литературной дискуссии имеет не однозначную трактовку, а соответственно противоречивые тактические рекомендации [11,12,13,14].

 Частота выявления синдрома мегацистис первого триместра беременности составляет 0,02% - 0,19% [13,14]. Синдром фетального увеличения мочевого пузыря большинство авторов трактует как результат низкой обструкции мочевых путей, причинами которой  могут явиться патология уретры в виде атрезии или фибростеноза, дисгенезии клоаки с атрезией прямой кишки  и уретры,  встречающиеся у плодов обоего пола. Но наиболее часто диагностируется  синдром клапанов задней уретры, характерный для плодов мужского пола [15].

 Помимо этого,  увеличение мочевого пузыря может сопровождать пороки МВС,  патогенез которых не связан с наличием анатомической обструкции  нижних мочевых путей, а обструкция в таких случаях носит функциональный характер. В настоящее время известны  два синдрома: синдром мегацистис-мегауретер-микроколон кишечной гипоперистальтики и prune-belle синдром, относящиеся к их числу. Причина функциональной обструкции детрузора обусловлена резким снижением, а вернее, отсутствием его сократительной способности, что морфологически проявляется дегенерацией и разреженностью гладких мышц, разрастанием фиброзной ткани, наличием массивных гиалиновых отложений. Летальность при данных синдромах составляет от 20 до 50% вследствие легочной недостаточности в неонатальном периоде или почечной недостаточности в раннем детском возрасте [15,15,16,17,18].

Диагноз мегацистис плода большинство авторов трактует как прогностически неблагоприятный признак, угрожаемый по перинатальным потерям вследствие декомпенсированных пороков мочевыделительной системы,  ассоциированных с  дисплазией почечной паренхимы.  Наиболее неблагоприятным вариантом является формирование кистозной дисплазии почечной паренхимы (приемущественно IV типа,  по Поттеру) [7,8,11,14,20].

С другой стороны,  N.Sebire и  Sahid S. сообщают о самостоятельной спонтанной регрессии синдрома мегацистис плода и рождении здоровых детей  [21]. Это, по-видимому, происходит из-за того, что формирование гладкомышечной мускулатуры и иннервации мочевого пузыря не заканчивается к 13-й неделе гестации и продолжается в последующие дни, дает основание для саморазрешения проблемы в последующие недели внутриутробного развития плода [22].

Учитывая, что синдром мегацистис в 25-40% сочетается с хромосомной патологией [23], существенную роль для принятия решения о пролонгировании или прерывании беременности играют результаты генетических исследований, кариотипирования плодного материала. Большинство авторов сходятся во мнении, что клапаны задней уретры, а также prune-belly синдром не являются генетически наследуемой патологией, однако это не исключает возможность хромосомных поломок. A.W.Liao констатирует, что при увеличении размеров мочевого пузыря от 7 до 15мм   у  плодов 10-14 недель гестации в 25% случаев определяется наличие  трисомии по 13 и 18-й хромосоме [23].

Разнообразие литературных данных  и неоднозначность тактических рекомендаций заставляет нас подробно и целенаправленно обсуждать данную проблему  в кругу детских урологов и врачей антенатальной диагностики, осознавая сложность и ответственность при принятии решения как в случаях  пролонгирования течения беременности, так и при ее прерывании.

Целью настоящей  работы является проведение анализа перинатальных исходов течения беременностей и разработки алгоритма тактических решений при выявлении  синдрома мегацистис плода в первом триместре гестации.

Материалы и методы.  Нами проведен анализ течения 11 беременностей первого триместра с антенатально выявленным диагнозом:  синдром мегацистис плода, которые входили в группу перинатального наблюдения генетика Областного перинатального центра  и детского  уролога.

Продольный размер мочевого пузыря превышал условный норматив 7мм и варьировал от 8 до 31 мм (рис. 1).

Рис. 1. Беременность 13 - недель. Синдром мегацистис плода.

Обращает на себя внимание, что в 85% случаев возраст женщин   колебался от 31 до 41 года. Из 11-ти наблюдаемых беременных только 6 женщин прошли ранний пренатальный  скрининг по программе Астрайя, 5 женщин обследованы не были. По  результатам биохимического скрининга  уровень ХГЧ был нормальным во всех случаях; уровень PAPPA отклонялся от нормальных значений у 2 из 6.

Результаты и их обсуждение. Ультразвуковые маркеры ВПР и ХА были выявлены в виде увеличения воротникового пространства до 2,6 и 3,0 мм у 2 плодов;  наличие сочетанного порока развития – омфалоцеле – у 1 плода; в 1 случае диагностированы кисты пуповины. Ни у кого из обследованных плодов расчетный индивидуальный  риск хромосомной патологии не превышал допустимых значений (то есть во всех случаях был более 1:100) (таб. 1).

На момент диагностики данного состояния только в 2 случаях была выявлена одно-двусторонняя пиелоэктазия (рис. 2). 

Рис. 2.  Беременность 12 недель с наличием расширения лоханок обеих почек.

При динамическом наблюдении в течение 2 недель на фоне нарастания размеров мочевого пузыря двусторонняя пиелоэктазия выявлена в 5-ти случаях (рис. 3).

Рис. 3.  Беременность 15 недель. Расширение верхних мочевых путей у плода с синдромом мегацистис.

Результатом исследования явился анализ исходов течения беременностей.

Тактика принятия решений была мотивирована   степенью поражения мочевыделительной системы, то есть степенью дилатации мочевого пузыря, наличием ретенции верхних мочевых путей.

Учитывая высокий процент сопутствующей генетической патологии при наличии синдрома мегацистис у плодов, в 5-ти случаях выполнено кариотипирование плодного материала (ворсин хориона). При этом в 1 случае выявлена трисомия по 18 паре хромосом с  кариотипом 46, ХХ+47,18, и беременность была прервана; в других случаях патологии кариотипа не выявлено.

В 5 наблюдениях после первичной визуализации увеличенного мочевого пузыря  ≥14≤30мм продолжено динамическое наблюдение в течение 2-х недель, что позволило констатировать нарастание увеличения мочевого пузыря,  появление расширений верхних мочевых путей у 4 плодов, и обосновало прерывание беременностей.

В 4-х наблюдениях исходное значительное увеличение пузыря до 29-30 мм позволило связать это с выраженной обструкцией уретры и прервать беременности без проведения дополнительных исследований.

В одном случае отмечена замершая беременность. В целом в 10 из 11 случаев беременности были прерваны.

Только в одном случае  при исходном увеличении размеров  пузыря до 8мм динамическое наблюдение позволило наблюдать положительную динамику и нормализацию размеров пузыря, а как следствие – пролонгирование течения беременности. Однако исход ее оценить пока не представляется возможным, так как роды еще не произошли.

Проведенный анализ диагностических мероприятий и исходов течения беременностей позволил разработать диагностический алгоритм, который предполагает обязательное кариотипирование плодного материала при наличии размеров пузыря в пределах ≥7≤15мм. При подтверждении нарушения кариотипа целесообразно прерывание беременности, в противном случае – динамическое наблюдение до появления убедительных  маркеров прогноза диагностируемого состояния.

Исходное значительное увеличение пузыря ≥ 20-30 мм однозначно свидетельствует о выраженной обструкции нижних мочевых путей и не требует динамического наблюдения; целесообразно прерывание беременности.

Наличие расширения верхних мочевых путей не всегда дополняет синдром мегацистис в ранние сроки гестации (11-13 недель) и наиболее отчетливо определяется во  втором и третьем триместрах гестации. Однако во всех случаях его наличие  является фактором,  отягощающим прогноз.

Таким образом, подводя итоги анализу литературных данных и результатам собственных наблюдений, очевидным являются несколько выводов.

          Выводы.

1.     Комплекс мероприятий, входящих в ранний пренатальный скрининг 11-14 недель гестации (молекулярно-генетические и ультразвуковые маркеры ВПР и ХА)  не позволяет определить вероятность наличия  у плода ВПР мочевыделительной системы. Выделение группы риска плодов,  угрожаемых по наличию врожденный патологии  МВС,  происходит  на основании диагностики увеличенного продольного размера мочевого пузыря  ≥ 7 мм, что трактуют как  синдром «мегацистис плода» и требует проведения тщательных диагностических мероприятий, позволяющих прогнозировать исход.

2.      Синдром мегацистис плода рассматривается как проявление выраженных нарушений уродинамики нижних мочевых путей анатомического или функционального генеза, лежащих в основе развития обструктивных нарушений верхних мочевых путей и диспластичного развития почечной паренхимы, включая ее кистозную дисплазию, что предопределяет декомпенсацию почечных функций и неблагоприятный исход.

3.     Комплекс диагностических процедур, уточняющих прогноз при выделении группы плодов с синдромом мегацистис,  включает в себя  проведение кариотипирования плодного материала (ворсин хориона) при отсутствии расширения верхних мочевых путей и размерах пузыря ≤ 20мм и прерывание беременности в случаях выявленной хромосомной патологии.

4.     Наличие увеличения  мочевого пузыря ≥ 20 мм изолированно или при наличии расширений верхних мочевых путей является показанием для прерывания беременности.

5.     Пролонгирование беременности рекомендовано во всех случаях умеренного расширения пузыря в пределах ≥7≤15мм при отсутствии расширения верхних мочевых путей, положительной динамики наблюдения в течения 2-3 недель, восстановления размеров мочевого пузыря.

6.     Проведение диагностических мероприятий и выбор тактических решений должны проводиться при участии детского уролога, включая анте- и постнатальный этапы динамического наблюдения и необходимого лечения.

Литература

  1. Айламазян Э.К., Баранов В.С. – Пренатальная диагностика наследственных и врожденных болезней. М.: «МЕДпресс-информ»,       2006. – С. 416.
  2. Папаян А.В., Стяжкина И.С.   Неонатальная нефрология, Руководство.-       СПБ.: Питер, 2002. –   С. –  448.
  3. Дерюгина Л.А. Антенатальная диагностика врожденных заболеваний мочевыводящей системы и обоснование тактики ведения детей в постнатальном периоде: Дис. доктора. мед. наук – М. 2008 – 307с.
  4. Пренатальная диагностика урологических заболеваний
  5. Л.А.Дерюгина, Е.Л.Вишневский, И.В.Казанская, Д.А.Морозов, Т.Н.Куликова. Российский вестник перинатологии и педиатрии – 2007. – Т. 52. – № 4. – С. 50–54.
  6.  Николаидес К. Ультразвуковое исследование в 11-13+6 недель беременности. Пер. с англ. А.Михайлова, Е.Некрасовой. – СПБ.: ИД «Петрополис», 2007. — 144 с.
  7. Анализ результатов раннего пренатального скрининга, выполняющегося по национальному приоритетному проекту «Здоровье» в субъектах Российской Федерации / Л.А.Жученко, П.А.Голошубов, Е.Н.Андреева и др. // Медицинския генетика. – 2014. Том 13. – № 64. – С. 3–55.
  8. Медведев М.В., Алтынник Н.А., Юдина Е.В.; Пренатальная диагностика врожденных пороков развития в ранние сроки беременности; под ред. М.В.Медведева. – М.: Реальное время, 2000; 160с.
  9. Медведев М.В. Пренатальная эхография. – М.: Реальное время, 2005 – 550с.
  10. Дерюгина Л.А., Куликова Т.Н., Долгов Б.В. Пренатальная пиелоэктазия: критерии выбора диагностической тактики. 
  11. Детская хирургия. – 2005. – № 6. – С. 17 – 22.
  12.  Дерюгина Л.А., Чураков А.А., Краснова Е.И. «Фатальные» пороки почек и мочевыделительной системы плода. Пренатальная диагностика – трудные решения.  // Современные проблемы науки и образования. –  2012. – № – 2. – С. 92.
  13.  Р.Ромеро, Д.Пилу, Ф Дженти. и др. – Пренатальная диагностика врожденных пороков развития плода – М.: Медицина, 1994; 448 с.
  14.  Эстетов М.А. Мегацистис плода в I триместре беременности: случаи трансвагинальной ультразвуковой диагностики и обзор литературы //Пренатальная диагностика. 2005. –  Т.4 (3) –  с 186 – 190.
  15.  N.J.Sebire, Von C.Kaisenberg, C.Rubio et al; Fetal megacystis at 10-14 weeks of gestation// Ultrasound Obstet Gynecol. – 1996. – N 8(6) – C 387 –90.
  16.  Мегацистис у плодов в первом триместре беременности. Пренатальная диагностика. Л.М.Лиштван, И.В.Новикова, О.В.Прибушеня и др. – 2002. Т.1 (4). – с 272 – 277.
  17.  Медведев М.В. Так ли все безнадежно в случаях ранней пренатальной диагностики мегацистиса?. Пренатальная диагностика.­– 2002. – Т.1 (4). – С 324 ― 327.   
  18.  Медведев, М.В. Митьков В.В. Ультразвуковая пренатальная диагностика врожденных пороков мочеполовой системы.: Руководство для врачей по ультразвуковой диагностике. – М. 1996; Т.2 – С. 205 –  225.
  19.  Stephens FD: Morphology and embryogenesis of the triad. In Stephens FD (Editor): Congenital Malformations of the Urinary Tract. – Praeger, New York, pp 485-511, 1983.
  20.     Ашкрафт К.У., Холдер Т.М., Детская хирургия. –М., СПб.:ООО «РАРИТЕТ-М» – 1999. – Т.3. –  400с.
  21.  D.T.Minninberg, F.Mantoya, K.Okada et al. /Subcellular muscle studies in the prune-belly syndrome// J Urol. 109:524-526, 1973.
  22.  BeirkensA.F., Feitz W.F.J., Nijhuis J.G. et. al.; Early urethral obstruction sequence: a lethal entity?; Fetal. Diagn. Ther; 1996; V II: p. 137-145.
  23. Sebire N.J., Von Kaisenberg C., Rubio C., Snijders R.J., Nicolaides K.H.; Fetal megacystis at 10-14 weeks of gestation; Ultrasound Obstet Gynecol.; 1996; 8, (6): 387-90.
  24. Gilpin S.A., Gosling J.A. Smooth muscle in the wall of the developing human urinary bladder and urethra// Journal of Anatomy/ - 1983. V. 137, № 3, Р. 503–512.
  25. Liao AW, Sebire NJ, Geerts L et-al; Megacystis at 10-14 weeks of gestation: chromosomal defects and outcome according to bladder length; Ultrasound Obstet Gynecol.; 2003; 21, (4): 338-41.

Таблицы

Таблица 1. Показатели размеров мочевого пузыря у  11 плодов первого триместра гестации с наличием синдрома мегацистис; результаты кариотипирования, исходы беременностей

п/п

Возраст

Мочевой пузырь, мм

Пиело-эктазия

Кариотип

Исход

1

36 лет

30

Нет

 

Прервана

Через 2 недели наблюдения

38

d-7мм

s-8мм

2

35лет

21

нет

Норма

Замершая

в 15 нед.

3

31г

14

d-6,4 мм

s-5,1 мм

46, ХХ+47,18

Прервана

через 2 недели наблюдения

20

d-7 мм

s-8 мм

4

27 лет

29

нет

 

Прервана

5

25лет

8

нет

 

Пролонгирование

через 2 недели наблюдения

6

нет

6

40лет

20

нет

Норма

Прервана

7

31г

Омфалоцеле

15

нет

 

Прервана

8

35лет

20 мм

нет

 

Прервана

Через 2 недели наблюдения

35 мм

нет

9

41г

30

d-  8мм

s - 8мм

 

Прервана

10

39л

18 мм

нет

Норма

Прервана

   

Через 2 недели наблюдения

48 мм

d-  6мм

s - 8мм

11

31г

12 мм

s - 7мм

Норма

Прервана

Через 2 недели наблюдения

41мм

s – 7мм

0
Ваша оценка: Нет



Оптимальный хостинг для Drupal, Wordpress, Joomla, Битрикс и других CMS, быстрые и надежные сервера, круглосуточная техподдержка Яндекс.Метрика