Skip to Content

Анализ эмоциональных нарушений у больных с инфарктом головного мозга в позднем восстановительном периоде

ID: 2015-09-23-A-5393
Оригинальная статья
СГМУ

Резюме

Цель исследования: изучить эмоциональный статус (включающий алекситимию, тревогу и депрессию) у пациентов с инфарктом головного мозга в бассейне средней мозговой артерии слева в позднем восстановительном периоде

Материалы и методы: В исследовании участвовало 30 пациентов с инфарктом головного мозга в бассейне средней мозговой артерии слева, группу сравнения составили 10 пациентов с хронической ишемией головного мозга.

Результаты. Полученные данные демонстрируют зависимость уровня алекситимии у пациентов с инфарктом головного мозга от неврологического дефицита, пола пациента, уровня тревоги и депрессии.

Заключение. В ходе исследования установлено, что развитие инфаркта головного мозга влияет на уровень алекситимии. Наличие алекситимии у пациентов с инфарктом головного мозга приводит к нарушению адекватной самооценки физического и психического состояния, что может усложнять реабилитацию этих больных 

Ключевые слова

алекситимия, инфаркт головного мозга, тревога, депрессия.

Введение

Под алекситимией понимаются особенности человека, проявляющиеся трудностью в определении и вербализации собственных эмоций, а также описания различий между чувствами и телесными ощущениями, бедностью воображения, фиксацией на внешних событиях в ущерб внутренним переживаниям [1,5]. Термин «алекситимия» в 1970 г. был предложен Р.Е. Sifneos. Межличностные связи таких людей бедны, с тенденцией к патологической зависимости или предпочтением одиночества, избеганием общения с другими людьми.  Р.Е. Sifneos предположил, что алекситимический стиль в когнитивно–эмоциональной сфере характерен для пациентов с различными психосоматическими заболеваниями. В отличие от «невротиков», которые предъявляют  много эмоционально окрашенных жалоб на нарушения в психологической сфере, алекситимики жалуются преимущественно на своё соматическое неблагополучие [7,8].

В последние годы алекситимию  рассматривают как фактор риска развития многих заболеваний, в том числе психосоматических. Среди здорового населения алекситимические черты присущи по разным данным от 5 до 23% населения [18-20]. Логично предположить, что наличие данных особенностей у пациентов неврологического профиля будет утяжелять клиническую картину заболевания и усложнять реабилитационный период. Учитывая высокую медицинскую и социальную значимость инсульта, различные реабилитационные проблемы у данной категории больных, настоящее исследование было проведено у пациентов с инфарктом головного мозга, находящихся в позднем восстановительном периоде.

Цель

изучить эмоциональный статус (включающий алекситимию, тревогу и депрессию) у пациентов с инфарктом головного мозга в бассейне левой средней мозговой артерии в позднем восстановительном периоде

Материал и методы

В исследовании принимали участие 2 группы пациентов: 1 – основная (ОГ), которая включала 30 пациентов с инфарктом головного мозга (ИМ) в бассейне левой средней мозговой артерии в позднем восстановительном периоде (6 месяцев от начала заболевания) и 2 –  сравнения (ГС), которая включала 10 пациентов с хронической ишемией головного мозга (ХИМ).  Распределение по полу в ОГ было следующим: женщин - 10 человек (33,3 %), мужчин - 20 (66,7%). Возраст пациентов колебался от 50 до 70 лет. Средний возраст составил 61,6±7,1 года. В ГС распределение по полу и возрасту было сопоставимо с ОГ. Распределение пациентов ОГ в зависимости от неврологического дефицита выглядело следующим образом: с речевыми нарушениями - 18 человек (60%), с пирамидной симптоматикой (включая парезы и параличи) - 12 (40%).

Уровень алекситимии изучался с помощью  26 – пунктовой Торонтской шкалы алекситимии (TAS - 26), предложенной в 1985 году G. Taylor и соавт [21]. Русский вариант TAS-26 был адаптирован в Психоневрологическом институте им. В.М. Бехтерева [2]. При заполнении анкеты испытуемый характеризует себя, используя для ответов шкалу Ликерта – от «совершенно не согласен» до «совершенно согласен». При этом одна половина пунктов имеет положительный код, другая – отрицательный. Алекситимичными считают людей, набравших по TAS 74 балла и более, отсутствию алекситимии соответствует показатель менее 62 баллов,  остальные значения относят к пограничному уровню. Дополнительно определялся уровень тревоги и депрессии с помощью Госпитальной шкалы тревоги и депрессии (HADS).

Результаты

 При изучении уровня алекситимии у пациентов ОГ и ГС с помощью Торонтской шкалы алекситимии (TAS -26)  и уровня тревоги и депрессии с помощью Госпитальной шкалы тревоги и депрессии (HADS) были получены результаты, представленные в табл.1.

Из таблицы 1 видно, что у пациентов ОГ уровень алекситимии был достоверно выше, чем у пациентов ГС. В то время по уровню тревоги и депрессии достоверных различий между ОГ и ГС обнаружено не было.

В ходе исследования было обнаружено, что  60% пациентов (n=18) ОГ имеют выраженные алекситимические черты (эти пациенты набрали по шкале TAS свыше 74 баллов); 40 % пациентов (n=12) набрали от 62 до 74 баллов, что соответствует пограничному уровню. Пациентов ОГ, у которых отсутствует алекситимия, в ходе исследования нами не было выявлено.

В группе сравнения было обнаружено, что у 70% пациентов (n=7)  алекситимии не было выявлено (результат по шкале TAS менее 62 баллов), 20% пациентов (n=2) набрали от 62 до 74 баллов, что соответствует пограничному уровню; и только 1 пациент набрал более 74 баллов по шкале TAS.

Из таблицы 1 также видно, что у пациентов как ОГ, так и ГС характерна субклинически выраженная тревога и депрессия - средний балл по шкале тревоги/депрессии  - 10,0±1,4 /9,8± 2,4 и 10,25 ±1,83 /9,3± 1,2 соответственно.

Следующим этапом исследования было изучение уровня алекситимии, тревоги, депрессии  в ОГ в зависимости от неврологического дефицита. Полученные данные наглядно представлены в табл. 2.

Из таблицы 2 следует, что у пациентов с речевыми нарушениями результат по шкале TAS достоверно выше, чем у пациентов с пирамидной симптоматикой - 80,3±4,0 и 68,25±7,13 баллов соответственно, что соответствует наличию выраженной алекситимии. Пациенты же с пирамидной симптоматикой имеют пограничный уровень (находятся в зоне риска по развитию алекситимии). Больные с речевыми нарушениями имеют более высокий уровень тревоги и депрессии по сравнению с группой пациентов с пирамидной симптоматикой: 9,2±2,5/10,6±3,6 и 8,0±1,82/8,3± 3,7 баллов соответственно.

Выраженность алекситимии в основной группе пациентов в зависимости от пола показало, что результаты по шкале  TAS  - 26 у мужчин по сравнению с женщинами составляют  77,3± 7,7 и 68,5 ±6,4 баллов соответственно. Это указывает на выраженную алекситимию у мужчин и её пограничный уровень у женщин в позднем восстановительном периоде  инфаркта головного мозга в бассейне левой средней мозговой артерии.

Анализ уровня алекситимии у пациентов с расстройствами речи в этой же группе в зависимости от гендерной принадлежности показал еще более разительные результаты. У мужчин с речевыми расстройствами средние значения по шкале TAS - 26 составило 81,8±1,92 балла, что соответствует выраженной алекситимии, в то время как у женщин – 65,5±6,4 баллов, что соответствует пограничному уровню. Также была выявлена прямая сильная корреляционная связь между уровнем тревоги, депрессии и уровнем алекситимии (r =1,0) – чем выше уровень тревоги и депрессии, тем выше уровень алекситимии.

Обсуждение

Единой  теории, объясняющей развитие алекситимии, в настоящее время нет. По происхождению алекситимию условно делят на первичную и вторичную. Первичная алекситимия рассматривается как процесс, ведущую роль в котором играют генетические факторы [9]. Другие  исследователи объясняют алекситимию с позиции теории межполушарной асимметрии мозга - имеет место снижение функционирования правого полушария, что выражается трудностью вербализации эмоций, обеднением аффектов, конкретным, рациональным мышлением [10-11], Также предполагается наличие билатеральной или аномальной локализации центра речи в недоминантном полушарии [3]. Вторичная алекситимия развивается в результате тяжелой психологической травмы или на фоне течения различных острых заболеваний (например, инфаркт миокарда, инсульта и т.д.). Это  рассматривается как своеобразный «защитный механизм» и проявляется состоянием глобального торможения аффектов или «оцепенения» [5,14,15]. По данным ранее проведенных исследований у пациентов с инсультами алекситимия выявляется в 33% случаев без уточнения деталей или динамики данного показателя [16]. Также ранее выявлялась некоторая зависимость локализации очага инсульта и наличия алекситимии: у больных с правополушарным инсультом алекситимия выявлялась в 48% случаев, в то время как у больных с левополушарным очагом только в 22% [16]. Эти результаты можно объяснить нарушением латерализации функций головного мозга во время инсульта, что соответствует концепции первичной алекситимии.

Патогенез этих нарушений, выявленных в ходе исследования, мы объясняем, опираясь на результаты Петровой Н.Н. и Леонидовой Л.Л [4]. У пациентов с инсультом имеет место повышенный титр антифосфолипидных антител, что влечет за собой изменения реологических свойств крови со сдвигом равновесия в её свертывающей системе в сторону гиперкоагуляции, развитию повышенной вязкости крови. Повышенная чувствительность к развивающейся гипоксии лимбико–ретикулярного комплекса может проявиться нарушениями в эмоционально – волевой сфере, развитием алекситимии и определять предрасположенность этих больных к развитию алекситимии. Развитие алекситимии, на наш взгляд,  происходит по этому сценарию.

Наличие более выраженной алекситимии у пациентов с речевыми расстройствами, в частности у мужчин, можно предположительно объяснить с позиций теории межполушарной асимметрии. Известно, у мужчин ведущим является левое полушарие, что уже подразумевает физиологическое снижение активности правого полушария, а значит, гипотетически имеется предрасположенность к развитию алекситимии за счет функциональных особенностей межполушарных взаимодействий. Также можно предположить, что у мужчин в раннем восстановительном периоде ишемического инсульта в бассейне левой средней мозговой артерии, на первый план выходит педагогическая алекситимия. Она характеризуется социокультурными стереотипами, связанными с воспитанием «настоящих мужчин», то есть мужчин, которые «не распускают нюни», «не жалуются», «не плачут».

Заключение

1.     Для инфаркта головного мозга левополушарной локализации характерным является возникновение не только очаговых неврологических, но и эмоционально-волевых нарушений, что проявляется повышением уровня алекситимии, тревоги и депрессии, которые в свою очередь зависят от неврологического дефицита (выше – у больных, имеющих речевые нарушения) и пола пациента (выше - у мужчин).

2.     Наличие явной алекситимии у пациентов с инфарктом головного мозга приводит к нарушению адекватной самооценки физического и психического состояния что может усложнять реабилитацию этих больных 

Литература

Гиндикин В. Я. Справочник: Соматогенные и соматоформные психические расстройства (клиника, дифференциальная диагностика, лечение). М.: Триада-Х, 2000. 256 с.

2. Ересько Д.Б., Исурина Г.С., Койдановская Е.В. и др. Алекситимия и методы ее определения при пограничных психосоматических расстройствах: Метод. пособие. Ст-Петербург 1994.

3. Калинин В. В. Алекситимия, мозговая латерализация и эффективность терапии ксанаксом у больных паническим расстройством // Соц. и клин. психиатр. 1995. Т. 5. № 4. С. 96–102.

4. Петрова Н.Н., Леонидова Н.Н. Алекситимия у больных с хронической недостаточностью мозгового кровообращения // Вестник Санкт – Петербургского университета. 2008. Вып.3. с.32 – 43.

5. Провоторов В. М., Крутько В. Н., Будневский А. В. и др. Особенности психологического статуса больных бронхиальной астмой с алекситимией // Пульмонология. 2000. № 3. С. 30–35.

6. Abramson L., McClelland D.C., Brown D., Kelner S.Jr. Alexithymic characteristics and metabolic control in diabetic and healthy adults. J Nerv Ment Dis 1991; 179: 8: 490-494.

7. Sifneos P. E. The prevalence of alexithimic characterictics in psychosomatic patients // Psychother. Psychosom. 1973. Vol. 22. P. 255–262.

8. Sifnoes P. E. Psychotherapies for psychosomatic and alexithymic patients // Ibid. 1983. Vol. 40.№ 1–4. Р. 66–73.

9. Heiberg Ar., Heiberg As. A possible genetic contribution to alexithymia traits // Ibid. 1978. Vol. 30. № 3–4. Р. 205–210.

10. Hoppe K. D. Hemispheric specialization and creativity // Psychiatr. Clin. North Amer. 1988. Vol. 11. № 3. Р. 303–315.

11. Zeitlin S., Lane R., O’Leary D. et al. Interhemispheric transfer defi cit and alexithymia // Amer. J. Psychiatry. 1989. Vol. 146. № 11. P. 1434–1439.

12. TenHouten W. D., Hoppe K. D., Bogen J. E., Walter D. O. Alexithymia and the split brain. III. Global -level content analysis of fantasy and symbolization // Psychother. Psychosom. 1985. Vol. 44. № 2. Р. 89–94.

13. TenHouten W. D., Hoppe K. D., Bogen J. E., Walter D. O. Alexithymia and the split brain. IV. Gottschalk-Gleser content analysis, an overview // Ibid. № 3. Р. 113–121.

14. Parker J. D., Taylor G. J., Bagby R. M. Alexithymia: relationship with ego defense and copin gstyles // Compr. Psychiat. 1998. Vol. 39. № 2. P. 91–98.

15. Warnes H. Alexithymia, clinical and therapeutic aspects // Psychother. Psychosom. 1986. Vol. 46. № 1–2. Р. 96–104.

16.  Spalletta G., Pasini A., Costa A. et al. Alexithymic features in stroke: effects of laterality and gender // Psychosom. Med. 2001. Vol. 63. № 6. Р. 944–950.

17. Wise T. N., Mann L. S., Jani N., Jani S. Illness beliefs and alexithymia in headache patients // Headache. 1994. Vol. 34. № 6. P. 362–365.

18. Loas G., Fremaux D., Otmani O., Verrier A. Prevalence of alexithymia in a general population: Study in 183 «normal» subjects and in 263 students // Ann. Med. Psychol. (Paris). 1995. Vol. 153. № 5. Р. 355–357.

19. Mattila A. K., Salminen J. K., Nummi T., Joukamaa M. Age is strongly associated with alexithymia in the general population // J. Psychsom. Res. 2006. Vol. 61. № 5. P. 629–635.

20. Salminen J. K., Saarijarvi S., Aarela E. et al. Prevalence of alexithymia and its association with sociodemographic variables in the general population of Finland // Ibid. 1999. Vol. 46. № 1. Р. 75–82.

21. Taylor G.J., Ryan D., Bagby R.M. Toward the development of a new self-report alexithymia scale. Psychother Psychosom 1985; 44: 4: 191- 199.

Таблицы

Таблица 1

Уровень алекситимии, тревоги и депрессии у пациентов ОГ и ГС (р<0,05)

Показатель

ОГ(n=30)

ГС (n=10)

Алекситимия (баллы)

75,5± 8,0 *

62,0± 12,3

Тревога (баллы)

10,0 ±1,4

10,25 ±1,83

Депрессия (баллы)

9,8± 2,4

9,3± 1,2

*  - различия показателей ОГ и ГС значимы, р < 0,05.

Таблица 2

Уровень  алекситимии, тревоги и депрессии у больных ОГ в зависимости от неврологического дефицита

Показатель

Речевые нарушения

(n=18)

Пирамидная симптоматика (n=12)

Алекситимия (баллы)

80,3± 4,0*

68,25 ±7,13

Тревога (баллы)

9,2 ± 2,5

8,0± 1,82

Депрессия (баллы)

10,6± 3,6

8,3± 3,7

*  - различия показателей значимы, р < 0,05.

5
Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (1 голос)



Оптимальный хостинг для Drupal, Wordpress, Joomla, Битрикс и других CMS, быстрые и надежные сервера, круглосуточная техподдержка Яндекс.Метрика