Skip to Content

Медицина и стоическая философия

ID: 2017-06-4388-A-13229
Оригинальная статья (свободная структура)
СГМУ им. В.И. Разумовского

Резюме

Дискуссии о сути вопроса о природе науки и о пределах гносеологии – это актуальные проблемы для древних философов. Мы бы хотели рассмотреть эту тему в более узком направлении, а именно интерес древних философов к медицине, и наоборот, врачей – к вещам, связанных с философией. Дав читателю увидеть ситуацию в целом, мы рассмотрим, как была связана медицина со стоической философией. Известно, что суждения стоиков стали основным фундаментом в формировании медицины, да и сейчас они не теряют свою актуальность.

Ключевые слова

медицина, стоическая философия

Статья

Некоторые древние философы были активно заинтересованы в медицине (например, Секст Эмпирик), и наоборот, целому ряду врачей были интересные вещи, связанные с философией (Гален). В более широком смысле, их дискуссии действительно шли о сути вопроса о природе науки и о пределах гносеологии, что во многих отношениях представляет собой крайне современную проблему.

Некоторые древние философы были активно заинтересованы в медицине (например, Секст Эмпирик), и наоборот, целому ряду врачей были интересные вещи, связанные с философией (Гален). В более широком смысле, их дискуссии действительно шли о сути вопроса о природе науки и о пределах гносеологии, что во многих отношениях представляет собой крайне современную проблему.

Некоторые древние философы были активно заинтересованы в медицине (например, Секст Эмпирик), и наоборот, целому ряду врачей были интересные вещи, связанные с философией (Гален). В более широком смысле, их дискуссии действительно шли о сути вопроса о природе науки и о пределах гносеологии, что во многих отношениях представляет собой крайне современную проблему.
Серьезные дебаты в то время касались расположения «души», или, более конкретно, функции мышления. Оставив в стороне явно нематериалистические высказывания Платона, Аристотель предположил, что ощущение и мысль были расположены в самом центре, то есть в сердце. Это положение впоследствии было одобрено стоиками. Ранние анатомические исследования ясно показали, сердце является важным центром тела, от которого все виды крупных и мелких разветвлений распространилась по всему организму, так что сердце в центре гипотезы представлялось вполне логичным (и это было основано на эмпирических исследованиях, в отличие от метафизики Платона).
Тем не менее, уже Алкмеон Кротонский определил мозг как орган разума, и вскоре после этого другие авторы также посчитали его центром расположения удовольствия и эмоций.
Причиной, по которой стоики изначально встали на сторону теории сердца, было то, что Праксагор Косский предположил, что нервы являлись концами артерий. Однако вскоре Герофил не только дифференцировал нервную систему и другие структуры, но даже смог различать двигательные и чувствительные нервы.
Хрисипп, либо не знал о работе Герофилуса, или не думал, что это правда, именно поэтому он примкнул к теории сердца, заслужив презрение Галена.
Тем не менее, стоики высказали ряд интересных идей. Например, они думали, что то, что называется «пневма» является фундаментальным веществом, которое пронизывает весь мир. «Это смесь воздуха и огня, а точнее горячий воздух. Причем, чем больше в этой смеси огня, тем разумнее тело. Так в учении стоиков образуется иерархия форм сущего: неживое, флора, фауна и человек. Разумность существа зависит от напряженности его пневмы, а напряженность пневмы от наличия в ней огня. В результате наименее напряженная и холодная пневма оказывается у тел неживого мира, а наиболее напряженная и горячая - у мудрого человека» [1]. Пневма выступает как аналог функции моторной нервной системы.

Более широкий дискурс, однако, был о пределах эпистемологии и природы науки. Здесь Гален создает лучший компромисс, чем стоики: он утверждал, что ни один врач не может быть хорош в медицине, если он не брал в счет философию (в этом он реагировал на группу эмпириков, которые не хотели иметь ничего общего с метафизикой); но он также ставит в укор стоикам, среди прочего, что они не уделяют достаточного внимания эмпирическим успехам, достигнутым анатомией в то время. Позднее стоики согласились, и в конечном итоге с запозданием поддержали теорию мозга в противовес все более несостоятельной теории сердца.

В соответствии с представлениями стоиков эмоции – это не иррациональные психические силы, противостоящие нашему рациональному началу, но, скорее, они являются продуктом решений и суждений, сделанных рациональным умом. Если я считаю, что что-то страшное, скорее всего, произойдет в будущем, то я буду чувствовать страх. Если я считаю, что что-то ужасное происходит прямо сейчас, я буду чувствовать страдания. Стоики предлагают комплексную классификацию различных эмоций, все из которых, по их мнению, могут сводиться к вере в присутствие или в ожидание чего-то хорошего или плохого. Одним из следствий этого является то, что путем изменения этих суждений мы можем изменить наши эмоции. Если я больше не думаю, что что-то страшное произойдет я больше не чувствую страх, так что если я хочу преодолеть мой страх все, что я должен сделать, это понять, что я боюсь лишь страха. По мнению П. Тиллиха «Стоики разработали глубокое учение о тревоге, также заставляющее вспомнить о современном психоанализе. Они обнаружили, что настоящий объект страха - это сам страх»[2]. Если выяснится, что мое суждение основано на ошибке - что вещь, которую я считаю плохой, на самом деле, плохой не является - то, исправляя эту ошибку, я освобождаюсь от эмоции. Может быть, с помощью этого метода я не могу заставить исчезнуть нынешние эмоции, но более скромные претензии в том, что я могу, по крайней мере, избежать возникновения каких-либо дальнейших эмоций. Стоики добавляют дальнейшее утверждение, что почти все эмоции являются продуктом ошибочного суждения постольку, поскольку эти суждения предполагают наличие или предвкушение чего-то хорошего или плохого, когда на самом деле никакое внешнее событие или состояние дел не обладает какой-либо внутренней ценности. Только вещи, которые действительно хороши или плохи, согласно мнению стоиков, являются добродетелями и пороками. Стоики выделяли следующие страсти (pathe): желание (epithymia), страх (phobos), наслаждение (hedone) и печаль (lype). Все они противны природе и являются иррациональными движениями души, основанными на ложном мнении, поэтому мудрец свободен от них. Кроме того, сами стоики развивали теорию «приемлемых страстей» (eupatheiai), согласно которой каждой страсти, кроме печали, соответствует своя приемлемая форма [3]. Таким образом, человек, который обладает отличным психическим состоянием будет испытать эмоции радости (чувство радости, может быть лучший способ поставить его), произведенное правильным суждением, что что-то действительно хорошее присутствует.
Для того чтобы преодолеть неприятные эмоции стоики используют все три части их философской системы: логика, физика и этика. Нам нужна логика, потому что эмоция является продуктом впечатления, представленного умом и логика (задумана широко, она включает гносеологию или теорию познания) касается правильного согласия на впечатления. Нам также необходимо физика, потому что физика показывает нам истинную природу окружающего нас мира, и это знание имеет жизненно важное значение, если мы хотим избежать ошибок в наших суждениях.
И, наконец, нам нужна этика, поскольку этика включает в себя теорию ценности, которая позволяет нам избежать ошибочных суждений ценности, которые находятся в самом сердце возникновения эмоций. Вся стоическая философия вовлечена в процесс. «Известно их сравнение философии с фруктовым садом: логика соответствует ограде, которая его защищает, физика является растущим деревом, а этика — плодами. Также свою систему классификации стоики сравнивали с животным и с яйцом. В первом случае кости — логика, мясо — физика, душа животного — этика; во втором — скорлупа — логика, белок — физика, а желток яйца — этика» [4].
Вооружившись теорией познания, основами понимания природы, и
теорией ценности, философ-стоик приступает к делу анализа его суждения, суждения, которое генерируют убеждение, являющееся ложным и порождающее нежелательные эмоции. Избегая ошибочных суждений, мы избегаем эмоций, которые они производят.

Литература

Литература:
1. Мареев С.Н., Мареева Е.В. Основные идеи стоицизма / История философии (общий курс). М. 2003. С.
2. Тиллих П. Избранное. Потрясение оснований. М. 2015. С. 45.
3. Диллон Дж. Средние платоники. 80 г. до н.э. – 220 н.э. СПб. 2002. С. 87.
4. Целлер Э.Г. Очерки истории греческой философии. М. 1996. 296 с.

0
Ваша оценка: Нет



Оптимальный хостинг для Drupal, Wordpress, Joomla, Битрикс и других CMS, быстрые и надежные сервера, круглосуточная техподдержка Яндекс.Метрика