Skip to Content

Коморбидная патология у пациенток с нервной анорексией

ID: 2016-04-1212-A-6238
Оригинальная статья
ГБОУ ВПО «Саратовский государственный медицинский университет им. В.И. Разумовского Минздрава России» Кафедра психиатрии, наркологии, психотерапии и клинической психологии

Резюме

Расстройства пищевого поведения в целом и нервная анорексия в частности являются относительно недавно выявленными и малоизученными поведенческими расстройствами, несмотря на значительные показатели распространенности в популяции. Высокая летальность, низкая комплаентность и большое число сопутствующей патологии делает изучение нервной анорексии актуальной проблемой современной психиатрии.

Расстройства пищевого поведения в целом и нервная анорексия в частности являются относительно недавно выявленными и малоизученными поведенческими расстройствами, несмотря на значительные показатели распространенности в популяции. Высокая летальность, низкая комплаентность и большое число сопутствующей патологии делает изучение нервной анорексии актуальной проблемой современной психиатрии.

Ключевые слова

Нервная анорексия, депрессия, расстройства личности, коморбидность

Введение

Расстройства пищевого поведения – гетерогенная группа поведенческих нарушений, связанных с изменением инстинкта приема пищи и встречающаяся у пациентов разных возрастных категорий [1, 11, 13, 15]. В настоящее время наиболее известной и распространенной среди них является нервная анорексия. Интерес к ней не теряет актуальности уже многие годы в виду широкой распространенности и высокой смертности таких пациентов от различных причин. Так, по данным отечественных и зарубежных авторов, распространенность нервной анорексии составляет от 0,3 % до 5 % среди обоих полов, а заболеваемость колеблется от 5 до 5,4 на 100 тыс. человек в год [2, 3, 4, 5, 6, 9, 14]. Летальность при нервной анорексии достигает 18 %, при этом каждая пятая смерть является следствием суицида [3, 7, 8]. Некоторые авторы приводят и более высокие цифры, утверждая, что около половины всех смертей пациентов с расстройствами пищевого поведения являются самоубийствами [14].

Значительную проблему в изучении нервной анорексии представляет собой сопутствующая коморбидная патология, которая может ухудшать прогноз заболевания, приводя к более тяжелым как соматическим, так и психопатологическим последствиям [10]. В связи с этим изучение структуры сопутствующей патологии и, таким образом, более качественный диагностический поиск, представляет собой важную проблему современной психиатрии.

Цель

Изучить структуру коморбидной патологии среди пациенток с нервной анорексией, госпитализированных в 20 отделение ГУЗ «Саратовская городская клиническая больница №2 им. В.И.Разумовского» и 8 отделение ГУЗ «ОКПБ св. Софии» г. Саратова в 2011-2015 гг.

Материал и методы

Был проведен ретроспективный статистический анализ  историй болезни пациенток, госпитализированных в 2011-2015 гг. в указанные отделения с диагнозом «Нервная анорексия», верифицированным согласно критериям МКБ-10. Пациентки, поступившие с направительным диагнозом «Нервная анорексия», которым впоследствии был выставлен диагноз эндогенного заболевания, в выборку не входили

Результаты

За 2011-2015 гг. в 20 отделение ГУЗ «Саратовская городская клиническая больница №2 им. В.И.Разумовского» и 8 отделение ГУЗ «ОКПБ св. Софии» г. Саратова с диагнозом «Нервная анорексия» было госпитализировано 19 девушек. Возрастной разброс у пациенток составил от 8 лет до 31 года, при этом медиана возраста дебюта заболевания составила 16 лет. Из 19 девушек 17 (89 %) для снижения веса прибегали только к ограничениям в диете и физическим нагрузкам (рестриктивный тип анорексии), 2 пациентки (11 %) использовали также вызывание рвоты (очистительный тип анорексии). Какие-либо лекарственные злоупотребления, в том числе препаратами, способствующими снижению веса, всеми пациентками отрицались.

При поступлении в стационар у 12 пациенток (63 %) выявлялись признаки депрессии в виде снижения общего фона настроения, идеаторной заторможенности, расстройств цикла «сон-бодрствование».

У 1 пациентки (5 %) имелись указания на чрезмерное употребление алкоголя в анамнезе, с эпизодами переедания и последующим вызыванием рвоты в периоды алкоголизаций.

10 девушек (52 %) преморбидно демонстрировали признаки расстройств личности. Так, согласно критериям МКБ-10, у 5 девушек (26 %) имелись признаки истерического расстройства личности (демонстративность, склонность с драматизации, эгоцентризм, театральность), у 3 (16 %) – ананкастные личностные расстройства (склонность к мнительности, перфекционизму, тревожности, рефлексии, ранимости); 1 пациентка (5 %) в преморбиде демонстрировала черты эмоционально-неустойчивого расстройства (эксплозивность, эмоциональная неустойчивость, обидчивость, склонность к аутоагрессии); еще 1 пациентка (5%) – признаки шизоидного расстройства (замкнутость, малообщительность, эмоциональная отстраненность). При этом у 5 девушек с указанными признаками личностных расстройств (26 %) в анамнезе имела место экзогенная патология периода беременности и родов, еще 1 пациентка (5%) перенесла в детстве черепно-мозговую травму.

Таким образом, сопутствующая патология регистрировалась у 17 пациенток, что составило 90 % всех обследованных девушек.

Обсуждение

Полученные данные в целом согласуются с результатами исследований других авторов [4, 5]. Обращает на себя внимание довольно низкий уровень очистительного подтипа нервной анорексии в исследованной выборке – 11 %, в то время как среди исследований, посвященной этой тематике, количество пациенток, прибегающих к очистительной симптоматике, достигает 50-60 % [4, 12]. Полученные результаты можно связывать как с небольшим объемом выборки, так и со склонностью пациенток с нервной анорексией к диссимуляции и сокрытию подобной информации от врачей и родственников. Высокая распространенность коморбидной патологии в целом (90 %) и расстройств личности в частности (52 %) указывает на то, что нервная анорексия обычно развивается на фоне уже имеющейся психопатологии, а сопутствующие расстройства депрессивного спектра и эпизоды злоупотребления психоактивными веществами могут утяжелять течение и ухудшать прогноз нервной анорексии.

Заключение

Таким образом, коморбидная патология сопровождает до 90 % случаев заболевания нервной анорексией среди исследованных пациенток, что согласуется с литературными данными. Наиболее часто встречается аффективная патология (63 %) и расстройства личности (52 %). Все это приводит к необходимости тщательного и своевременного диагностического поиска с целью повышения качества терапии и реабилитации данной группы пациентов.

Литература

1. Барыльник Ю.Б., Филиппова Н.В., Солнцева П.И. Нарушение пищевого поведения у детей раннего возраста // Вестник психиатрии, неврологии и нейрохирургии. – 2015. – Т.11-12. – С.110-117.

2. Мазаева Н.А., Ocиповa A.A. Нервная анорексия - проблема далекая от разрешения // Журнал неврологии и психиатрии им. C.C. Корсакова. – 2007. – Т 107. – № 10. – С.85-94.

3. Марилов В.В., Артемьева М.С., Сулейманов Р.А., Брюхин А.Е. Результаты длительного лонгитудинального исследования нарушений пищевого поведения // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Медицина. – 2006. – №.2. – С.129-133.

4. Сулейманов Р.А. Особенности доманифестного периода нервной анорексии: Дисс. … канд. мед. наук. — М., 2005. — 176 с.

5. Сулейманов Р.А., Артемьева М.С. Коморбидность депрессии и нервной анорексии // Неврология. – 2007. – Т 107. – № 4. – С.73-77.

6. Ромацкий В.В., Семин И.Р. Феноменология и классификация нарушений пищевого поведения // Психиатрия. – 2007. – № 1. – С.130-130.

7. Arcelus J., Mitchell A. J., Wales J.,  Nielsen S. Mortality rates in patients with anorexia nervosa and other eating disorders: a meta-analysis of 36 studies // Archives of general psychiatry. – 2011. – Vol. 68. – № 7. – P.724-731.

8. Bulik C.M., Thornton L., Pinheiro A.P., Plotnicov K. et al. Suicide attempts in anorexia nervosa // Psychosomatic Medicine. – 2008. – Vol. 70. – № 3. – P.378-383.

9. Hoek H.W., Van Hoeken D. Review of the prevalence and incidence of eating disorders // International Journal of eating disorders. – 2003. – Vol. 34. – №. 4. – P. 383-396.

10.                     Keel P.K., Dorer D.J., Eddy K.T., Franko D. et al. Predictors of mortality in eating disorders // Archives of General Psychiatry. – 2003. – Vol. 60. – № 2. – P.179-183.

11.                     Lapid M.I., Prom M.C., Burton M.C., McAlpine D.E. et al. Eating disorders in the elderly //International Psychogeriatrics. – 2010. – Vol. 22. – № 04. – P.523-536.

12.                     Peat C., Mitchell J.E., Hoek H.W., Wonderlich S.A. Validity and utility of subtyping anorexia nervosa // International Journal of Eating Disorders. – 2009. – Vol. 42. – № 7. – P.590-594.

13.                     Podfigurna-Stopa A., Czyzyk A., Katulski K., Smolarczyk R. et al. Eating disorders in older women // Maturitas. – 2015. – Vol. 82. – № 2. – P.146-152.

14.                     Preti A., de Girolamo G., Vilagut G., Alonso J. et al. The epidemiology of eating disorders in six European countries: results of the ESEMeD-WMH project // Journal of psychiatric research. – 2009. – Vol. 43. – № 14. – P.1125-1132.

15.                     Rabe-Jabłońska J. Anorexia nervosa in adult women // Psychiatria polska. – 2002. – Vol. 37. – № 1. – P.29-37.

16.                     Suokas J. T., Suvisaari J. M., Gissler M., Löfman R. et al. Mortality in eating disorders: A follow-up study of adult eating disorder patients treated in tertiary care, 1995–2010 // Psychiatry research. – 2013. – Vol. 210. – № 3. – P.1101-1106.

0
Ваша оценка: Нет



Оптимальный хостинг для Drupal, Wordpress, Joomla, Битрикс и других CMS, быстрые и надежные сервера, круглосуточная техподдержка Яндекс.Метрика